Неправосудное правосудие как угроза национальной безопасности

Мурат Укушов, Заслуженный юрист Кыргызской Республики — специально для Elgezit.kg 

История кыргызского правосудия исполнена примеров, убеждающих нас в том, каким невероятным случайностям может быть подвержена человеческая судьба, оказавшаяся на весах Фемиды. Выбраться из-под жерновов кыргызского правосудия – это словно перенестись из были в сказку. И здесь ничего не поделаешь: каждое общество имеет лишь то правосудие, какого оно достойно. Именно правосудие определяет отношение государства к своим гражданам. Там, где власть готова заботиться о них, суд — правый, скорый и справедливый. Там же, где действует право сильного, правосудие превращается в фикцию.

Нависающая угроза национальной безопасности в сфере осуществления правосудия

Судебные процессы 2013 — 2017 годов в отношении «вора в законе» А.Батукаева, Б.Талгарбекова и членов так называемого «народного парламента», О.Текебаева и Д.Чотонова, С.Жапарова, средств массовой информации и журналистов, а в последнее время (в феврале-апреле т.г.) — М.Суталинова, стали предметом широкого общественного внимания. Обществу предлагается различное объяснение их результатов, которые вряд ли разумно безоговорочно отвергать на фоне сложных экономических и социально-политических процессов в стране, опасно расслаивающих людей по многим вопросам. Нельзя не учитывать и предстоящие осенью 2020 года выборы депутатов Жогорку Кенеша 7-го созыва как фактор, обнажающий и обостряющий существующие социальные противоречия.

Власти, осознавая степень влияния на общественное настроение не столько вышеуказанных судебных процессов, а сколько будоражащих общество всевозможных интерпретаций, которые могут подталкивать людей на различные и в разной степени праведности протестные акции, не оставляют без внимания ситуацию в судебной сфере. В этом смысле символична реакция Президента С.Жээнбекова, депутатов Жогорку Кенеша, Верховного суда, Генеральной прокуратуры на резонансные судебные процессы.

Так, Президент С.Жээнбеков выступая на XI съезде судей Кыргызстана (март 2019 г.) в отчаянной попытке достучаться до «разума» судей привел выдержку из хадиса пророка Мухаммеда: «Если судья вынесет справедливое решение, его место в раю. А те, кто выносит приговор, не разобравшись или не зная правду, несправедливо, попадут в ад».

Президент Жээнбеков: в стране есть судьи,  в сговоре с преступными группировками отбирающие имущество

В то же время надо понимать, что точечная позитивная реакция на следственные и судебные ошибки как средство успокоения общества имеет довольно ограниченный срок действия. Сегодня в правоохранительной и судебной системе накопилось множество серьезных проблем, требующих безотлагательного решения. Наметившиеся в них негативные тенденции и потенциальные угрозы, сопряженные с высокими общественными ожиданиями после прихода к власти нового главы государства, создают кумулятивный эффект недовольства со стороны общества.

Необходимость серьезного и даже радикального улучшения деятельности нашей правоохранительной и судебной системы, совершенствования механизма осуществления правосудия стала очевидной в обществе, в руководстве государством. Нынешнее состояние механизма кыргызского правосудия, негативные тенденции в работе судов вынуждают говорить о наличии в определенной степени — угрозы национальной безопасности Кыргызстана. Когда судебная система несправедлива, под угрозой оказываются сами устои государства.

Проржавевшее правосудие

Вышеуказанное выступление главы государства С.Жээнбекова на самом деле показывает понимание того, что всякое заведомо неправосудное судебное решение, с очевидностью не адекватное обстоятельствам и материалам дела, не просто деформирует, а скорее, уничтожает на корню саму идею правосудия, осуществляемого именем Кыргызской Республики.

2 марта 2018 г. представители общественности и неправительственных организаций приняли обращение к главе государства С.Жээнбекову, в котором дали свою оценку современному состоянию судебной системы:

«…Не секрет, что повсеместная коррупция в судебных, правоохранительных и надзорных органах является главным тормозом в социально-экономическом развитии нашего государства и источником социального напряжения в обществе. Апофеозом данной ситуации является то, что именно эти органы призваны бороться с нарушениями законов и с коррупцией. Эти негативные явления ощущает на себе все общество Кыргызстана как рядовые граждане, бизнесмены, так и госслужащие, и чиновники, столкнувшиеся с несправедливыми решениями судей, их безнаказанностью и незаконными действиями правоохранительных органов.

…Общественность приветствует объявленную вами борьбу с коррупцией в этих органах и полностью согласна, что продолжать игнорировать нарушения в насквозь прогнившей судебной и правоохранительной системе, отдавать им на откуп судьбы граждан уже невозможно.»

Увы, но такова оценка общественности судебной реформе в Кыргызстане, которая длится уже 25 лет (реформа берет свое начало с первого съезда судей республики в июле 1994 г.). Остановлюсь на актуальных проблемах правосудия, которые в общественном сознании вызывают отрицательное отношение к правоохранительной и судебной системе страны.

Прежде всего, это касается вопросов разрешения имущественных прав граждан и юридических лиц. Суды зачастую становятся «инструментом» для рейдерских захватов собственности граждан и юридических лиц, в том числе, иностранных. Яркий пример этого – недавнее возбуждение уголовных дел против судей трех судебных инстанций (районного суда, Бишкекского городского суда и Верховного суда) за «содействие» в рейдерском захвате собственности иностранного инвестора.

Кроме того, у общества вызывают нарекания уровень профессиональной компетентности судей и сотрудников правоохранительных органов, что в равной степени относится и к адвокатуре. Уровень компетентности следствия и дознания, качество расследования уголовных дел катастрофически падают. Обвинение, истолковывая свою функцию по ее названию, а не по смыслу закона, зачастую преследует не за само преступление, а только за то, что лицо оказалось привлеченным к уголовной ответственности. В настоящее время абсолютное большинство следователей и судей не знакомы с теорией доказательств, разработанного известным советским ученым-процессуалистом С.С.Строговичем.

На сегодняшний день привлечение к уголовной ответственности и тем более направление дела в суд в большинстве случаев фактически означают осуждение человека. Надежда на то, что судья оправдает подсудимого, невелика. К тому же нередко часть оправдательных приговоров отменяется вышестоящими судами.

Стереотип обвинительного уклона в деятельности судов, нередко «закрывающих глаза» на недобросовестную подготовку дел, фальсификацию доказательств обвинения органами следствия, превращает суды, по сути, в одну из правоохранительных структур, а не в орган правосудия.

При правосудии, ограничивающем вынесение оправдательных приговоров, качество предварительного расследования не может быть обеспечено в принципе. Ведь даже уголовные дела, в которых отсутствует доказательственная база в отношении обвиняемого, «успешно» рассматриваются судами и завершаются обвинительными приговорами, правда, иногда с назначением относительно мягкого наказания.

Еще одной отличительной чертой «кыргызского» судопроизводства, является возможность говорить все, что угодно, в ходе судебного заседания и предъявлять какие угодно доказательства. Но в решении суда это может быть не отражено, словно ничего и не было заявлено или предъявлено. Более того, суд может написать в решении вывод, прямо противоречащий фактическим обстоятельствам дела. И суд каждой последующей инстанции просто перепишет решение предыдущей — независимо от доказательств и аргументов и от того, насколько всем очевидна заведомая неправосудность решения. Именно с таких вот дел «шитых белыми нитками» и начинается правовой беспредел.

Иосиф Виссарионович был прав: «кадры решают все»

Это известное изречение второго руководителя СССР И.В.Сталина является актуальным и сегодня, в том числе, для нашей судебной системы. Ключевой фигурой судопроизводства является Судья. От его деловых, моральных, нравственных качеств в значительной мере зависит защита прав, свобод и законных интересов обвиняемого, подсудимого, потерпевшего и других лиц, участвующих в судебном процессе. На самом деле корневая причина кризиса судебной ветви власти в Кыргызстане – это кадры! Все зависит от людей, от конкретных людей, наделенных полномочиями вершить правосудие.

Древнегреческий философ Сократ, выступая на заседании афинского суда, осудившем его на смерть в 399 году до нашей эры, впервые изложил принципы, которыми должны руководствоваться судьи: «Судья поставлен не для того, чтобы миловать по произволу, но для того, чтобы творить суд по правде; и присягал он не в том, что будет миловать, кого захочет, но в том, что будет судить по законам. Поэтому и нам не следует приучать вас нарушать присягу, и вам не следует к этому приучаться, иначе мы можем с вами одинаково впасть в нечестье».

Иначе говоря, сократовские принципы правосудия призывают судей на служение праву и закону, а не начальству, и чтобы судьи опасались потерять репутацию честного и беспристрастного судьи.

Укрепление статуса судей особо не отразились на улучшении качества и культуры отправления правосудия. У нас много говорят о независимости судей, но независимость, как известно, трояка: есть независимость институциональная — независимость судов как ветви государственной власти; есть независимость от закона и совести (иначе говоря «судебный произвол»); и есть личная независимость при принятии решений. И вот это как раз то, к чему следует стремиться.

Нашим судьям ментально близка модель разделения властей, где судебная власть находится внутри исполнительной власти. Судейский корпус ощущает себя чиновниками, и «защищают» государство в процессе отправления правосудия даже в тех случаях, когда государство совершенно в этом не нуждается. И тем самым оказывают «медвежью услугу» власти.

Судья в истинном смысле этого слова при отправлении правосудия должен руководствоваться только Конституцией и законом, и он должен быть независим от председателя суда, от прокурора и следователя, от местных органов власти, от исполнительной власти, от «телефонного права». Он должен быть независим от вышестоящего суда. И он должен обладать  особым складом ума, именуемым судейским менталитетом — это то, что мы «потеряли» и о чем у нас практически не говорят.

Судейский менталитет обязательно включает в себя любовь к праву, мужество и осознание своих действий, терпение, справедливость, решительность, уважением к людям и умение слушать людей, способность привносить ясность в правовую ситуацию, разрешать сложные и запутанные дела, использовать весь накопленный судьей опыт с одной единственной целью — вынести справедливое решение. И именно справедливость судей главным образом обеспечивает авторитет и доверие к судебной власти, престиж судей и их репутацию в качестве объективных и беспристрастных служителей права и закона. Трудно говорить о добродетелях судей тогда, когда они творят несправедливость.

Судья обязан дорожить своей репутацией, честью, стремиться к объективности, осознавать налагаемые на него ограничения и понимать людей, которые приходят к нему за помощью. Люди должны понимать мотивацию судьи — это один из тех факторов, который поддерживает общественное доверие к судебной власти.

Приходится констатировать, что судейский менталитет в нашей судебной системе с годами «выветривается». Мне посчастливилось поработать в первое десятилетие независимости с носителями судейского менталитета, такими как председатель Ленинского районного суда г. Бишкек К.Джусупов, председатель Верховного суда К.Бообеков, председатель Конституционного суда Ч.Баекова, председатель Чуйского областного суда Р.Салиев, заместитель председателя Верховного суда Ж.Досматов, заместитель председателя Верховного суда Л.В. Гутниченко, судья Верховного суда С.Касымов и другими. По мере того, как эти судьи старой «коммунистической закалки» стали уходить из судебной системы, началось постепенное «измельчание» судейского корпуса. Не стало наставников-судей, дорожащих репутацией, которые прививали бы системе судейский менталитет по сократовским принципам правосудия.

Между тем уровень качества профессиональной подготовки юристов, прямо скажем, в настоящее время оставляет желать много лучшего. Качество юридического образования является социальным показателем и определяется как соответствие системы юридического образования актуальным потребностям государства, общества и личности, получающей юридическое образование.

К факторам, влияющим на низкое качество юридического образования в Кыргызстане можно отнести следующие: массовое получение юридического образования, что уменьшает качественный уровень профессионального образования юридических кадров; слабый уровень предшествующего образования абитуриентов; низкий уровень квалификации преподавательских кадров в вузах, обеспечивающих юридическое образование. Опубликованные в СМИ информации о плагиате в диссертациях «кандидатов юридических наук» и «докторов юридических наук», преподающих в наших вузах, свидетельствуют о деградации юридической науки и образования в стране.

В конце 80-х – в начале 90-х годов экономические преобразования привели к тому, что многие государственные и частные учебные заведения стали открывать абсолютно непрофильные для них юридические факультеты. И делалось это не для подготовки юридических кадров, а для того, чтобы вуз мог заработать денег на поддержание своего существования – желающих получить диплом юриста хватало с избытком. В такой ситуации образовательные программы не могли быть обеспечены ни методически, ни с точки зрения подбора квалифицированных преподавательских кадров.

В конечном счете, эти факторы привели к падению уровня юридического образования в Кыргызстане. Это отразилось и на кадровом составе судейского корпуса страны, так как общий уровень профессионализма судей сегодня едва ли можно назвать удовлетворительным.

Существующий механизм комплектования судейского корпуса – источник кризиса судебной системы

Недостатки правоохранительной и судебной системы способствуют росту правового нигилизма в обществе, утрачивается уважение к закону, еще к большему росту недоверия к государству.  Они сегодня являют собой одну из главных угроз реформаторским устремлениям главы государства С.Жээнбекова. Настало время принимать безотлагательные меры для того, чтобы преодолеть сложившееся у граждан восприятие суда, у которого «закон что дышло – куда повернул, туда и вышло».

В первую очередь необходимо пересмотреть действующий Закон «О Совете по отбору судей» в части квалификационных требований к кандидатам в состав Совета. Необходим качественно иной подход к проверке уровня профессионализма у кандидатов в судьи и к поддержанию достаточного уровня профессионализма у действующих судей. В основу должен быть положен принцип: «отбирающий должен быть более компетентным и квалифицированным в сфере права и судопроизводства, нежели сами отбираемые кандидаты».

При подготовке проекта Конституции Кыргызской Республики в мае 2010 года предполагалось, что новый механизм формирования судейского корпуса через Совет по отбору судей, в состав которого будут входить представители и гражданского общества, позволит демократизировать и обеспечит прозрачность системы отбора кандидатов на должности судей. Но надежды не оправдались.

Общественность республики сегодня задается вопросом: как и почему на такой ответственной и важнейшей государственной должности, каким является должность судьи, оказываются люди недостойные, с низким профессиональным уровнем, нечестные; как так получилось, что за последние два года бывшие председатели Военного суда республики, Октябрьского районного суда г. Бишкек и Московского районного суда Чуйской области бежали за границу после возбуждения на них уголовных дел за неправосудные решения?

В том, что происходит сегодня с судебной системой большая доля «вины» лежит именно на Совете по отбору судей. Его деятельность с самого начала формирования первого состава летом 2011 года сопровождают скандалы и обвинения в нечистоплотности и корыстных устремлениях части его членов. Об этом много писали в СМИ, обсуждали представители общественности, депутаты Жогорку Кенеша. В связи с чем, у общественности возникает закономерный вопрос: можно ли доверять отечественной судебной системе, если те, кто призван отбирать судей, сами не могут похвастаться ни приверженностью букве закона, ни кристально чистой репутацией?

Существующие проблемы в первую очередь связаны с качеством кадрового состава Совета по отбору судей. В настоящее время действует уже третий состав Совета, но ни в одном из них не было ни одного известного специалиста права или судьи. Из-за отсутствия государственнического подхода парламентские фракции Жогорку Кенеша выдвигали в состав Совета абсолютно неизвестных общественности и юридическому сообществу людей: своих секретарш, знакомых, однопартийцев или лиц, помогавших на выборах в парламент и т.д., которые, как правило, имеют самое смутное представление об отраслях права, законах, судопроизводстве, целях и задачах судебной реформы.

Создается парадоксальная ситуация: у студентов в вузах экзамены принимают кандидаты и доктора наук, доценты, профессора, а знания у кандидатов на вакантные должности судей, например у лиц, проработавших в судебной системе не один год, вообще зачастую непонятно кто оценивает. Поэтому многие известные профессиональные юристы просто не участвуют в конкурсах на вакантные должности судей, в том числе судей Конституционной палаты, считая это ниже своего достоинства – держать экзамен неизвестно перед кем.

Для сравнения: в 1996-2004 гг. для отбора кандидатов на должности судей действовала Аттестационная комиссия судей Кыргызской Республики, куда в разное время входили известные судьи и юристы-правоведы: председатель Верховного суда М.Исабаев (К.Тилебалиев, Н.Бейшеналиева), председатель Конституционного суда Ч.Баекова, председатель Высшего Арбитражного суда Д.Нарымбаев, первый вице-премьер-министр, министр юстиции К.Осмонов, Генеральный прокурор А.Шаршеналиев, заместитель председателя Верховного суда Л.В.Гутниченко, судья Верховного суда А.Маткеримов, известный ученый, специалист по уголовному процессу К.Д.Сманов и другие известные личности.

Или другой пример: В Республике Казахстан действует Высший Судебный Совет, который проводит работу по отбору кандидатов на должности судей, рассматривает вопросы освобождения судей от должности и вносит соответствующие рекомендации главе государства. Состав Совета определен Законом «О Высшем Судебном Совете Республики Казахстан», введенным в действие с 2016 года. В него по должности входят Председатель Верховного Суда, Генеральный Прокурор, Министр юстиции, Министр по делам государственной службы, председатели профильных постоянных комитетов Сената и Мажилиса Парламента. Также в Совет назначаются представители судейского сообщества, ученый-юрист и адвокат.

Теперь сравните составы бывшей Аттестационной комиссии судей Кыргызской Республики и Высшего Судебного совета Республики Казахстан составами Совета по отбору судей 2011-2017 гг. и как говорится «почувствуйте разницу»!

Механизм по привлечению в состав Совета по отбору судей квалифицированных и профессиональных юристов может быть таким. В Законе следует прописать, что членом Совета от гражданского общества может быть лицо, не моложе 50 лет, имеющее высшее юридическое образование и стаж работы судьей не менее 20 лет, либо проработавший в органах юстиции и прокуратуры, а также в адвокатуре не менее 20 лет. При этом кандидатуры в состав Совета должны рассматриваться строго уставными органами неправительственных организаций с представлением в Жогорку Кенеш соответствующих документов о выдвижении кандидатуры (решение уставного органа, протокол заседания и т.д.).

Установление законом такого рода квалификационных требований к кандидатам в состав Совета по отбору судей перекроет возможности выдвижения в его состав малоквалифицированных и некомпетентных личностей. А опытных юристов (ветеранов) с 20-летним и выше стажем работы в судебных органах, в прокуратуре и адвокатуре и дорожащих своей репутацией и честью, в стране достаточно, просто надо закрепить механизмы их привлечения к работе по отбору судейских кадров.

Повышение требований к кандидатам в состав Совета по отбору судей позволит сформировать достойный судейский корпус, повысит авторитет Совета в глазах общественности и доверие к суду.

 

 

 

Добавить комментарий