Что ожидать от новой стратегии ЕС по Центральной Азии? Заметки с круглого стола

Аналитика,Статьи 05 Июл 2019 11:27
0 отзывов

3 июля 2019 года Elgezit.kg  совместно с исследовательским институтом Crossroads Central Asia, провел круглый стол на тему «Новая стратегия ЕС для Центральной Азии: ожидания, возможности и риски». Целью обсуждения было дать оценку и реакцию на недавно обнародованную стратегию ЕС для Центральной Азии и высказать первоначальные рекомендации по ее реализации. Среди приглашенных докладчиков были экономист, экс-депутат Жогорку Кенеша Болот Марипов, политолог и директор Центра «Полис Азия» Эльмира Ногойбаева,  эксперт по высшему образованию Мырза Каримов и другие.

Новая стратегия, изложенная в совместном сообщении Европейской комиссии и Высшего представителя Союза по иностранным делам и политике безопасности, предусматривает как преемственность, так и отступление от предыдущего документа. Так, выступавшие отметили, что новый документ по-прежнему затрагивает практически все животрепещущие проблемы региона, замечание, которое часто делалось в отношении стратегии 2007 года. Такой «всеобъемлющий» характер документа может отражать природу институтов ЕС, а также быть результатом серьезных подготовительных исследований. Тем не менее, наличие очень большого количества «приоритетов» скорее всего приведет к знакомой уже критике по поводу несоответствия между ожиданиями и реализацией в ближайшие годы.

Одно из отличий, которое бросается в глаза — это более оптимистический тон в оценке тенденций развития в регионе, и доминирование экономической и технической лексики в языке. Вводные параграфы подчеркивают что развитие событий в регионе открывают новые возможности для сотрудничества и приветствуют новый импульс во внутрирегиональном сотрудничестве в Центральной Азии. Такой оптимизм, вероятно, связан с недавними политическими изменениями в Узбекистане, которые часто обсуждаются как «окно возможностей» для более тесных отношений сотрудничества в регионе. Тем не менее, выступавшие высказали мнение, что такой оптимизм в документе, может означать целенаправленный сдвиг в сторону более осторожной и прагматичной риторики со стороны ЕС в Центральной Азии, или же снижение уровня «уверенности» ЕС в отношении своей роли в регионе. Или оба сразу.

Можно выделить три конкретных аспекта Стратегии, которые указывают на то, что ЕС меняет, или же «все еще пытается найти» собственную роль в регионе.

Во-первых, документ далек от утверждения ЕС как нормативной силы. Хотя права человека и демократия отражены в одном подразделе, в документе ничего не говорится о прогрессе (или его отсутствии) в регионе по отношению к ним. Что еще более важно, Стратегия не проясняет, что нормы и ценности являются главной «добавленной стоимостью», которую ЕС может, хочет и принесет своим партнерам по сотрудничеству в Центральной Азии. По словам выступающих за круглым столом, такое обстоятельство лишает ЕС его наиболее мощного «сравнительного преимущества» — системы, основанной на либеральных ценностях, уважении прав человека и верховенства закона.

Во-вторых, ссылки на «не взаимоисключающий» характер партнерства ЕС-Центральная Азия, признание необходимости работы с «третьими странами» и сильный акцент на интеграции Афганистана в программы ЕС-Центральная Азия указывают на то, что в Стратегии ЕС в Центральной Азии все большую роль отводится на страны за пределами Центральной Азии. Приведенные выше ссылки, возможно, отражают изменяющиеся геополитические обстоятельства и уроки, извлеченные из взаимодействия ЕС с другими соседними странами. Вопрос в том, будет ли взгляд ЕС на Центральную Азию все в большей степени зависеть от того, как действуют в регионе другие субъекты, и если да, то не ослабляет ли это привлекательность ЕС для субъектов в Центральной Азии.

В-третьих, Стратегия остается ориентированной на государство с точки зрения партнерства, несмотря на обнадеживающие предложения по расширению взаимодействия между людьми и частным бизнесом. Возможности и даже характер государственных институтов в регионе различны. В Кыргызстане история показывают, что а) потенциал государственных учреждений по осуществлению реформ сильно ограничен по разным причинам; б) помощь и обучение/тренинги различным государственным институтам (таким как парламент, судебная система) до настоящего времени практически не принесли существенных улучшений и не решили корневые проблемы — связанные с коррупцией, игнорированием верховенства права и демократических ценностей.

Выше приведены общие замечания, основанные на тексте Совместного сообщения. Последний, будучи рамочным документом, отражает проблемы, поднятые большим количество заинтересованных сторон, и по той же причине не может легко соответствовать требованиям всех сторон. Поэтому успех Стратегии в значительной степени зависит не столько от того, что в ней написано сколько от реализации. Партнерство между ЕС и Центральной Азией, скорее всего, не охватит все «приоритеты», но все стороны должны работать над тем, чтобы поставить были охвачены наиболее важные из них. В этом отношении участники круглого стола обсудили три области отраженные в Стратегии: экономическое сотрудничество, поддержка образования и коммуникация.

Какую выгоду Кыргызстану может получить больше всего от более глубокого сотрудничества с Европейским Союзом? Как подчеркнули спикеры круглого стола, три сектора экономики Кыргызстана, которые выиграют от более тесного партнерства, будут туризм, торговля и передача технологий. Хотя нет недостатка в обсуждении этих вопросов и понимании их важности, существуют конкретные области, в которых ЕС мог бы помочь устранить ключевые риски. Одной из основных проблем, преследующих Кыргызстан, является отсутствие системы контроля качества, отвечающего международным требованиям. Это относится к различным областям, таким как система сертификации для экспортно-ориентированной отрасли, стандарты безопасности в сфере туризма, страхование и другие. Малый и средний бизнес особенно страдает, учитывая расходы, связанные с вышеизложенным. Стратегия затрагивает большинство из них, и последующее сотрудничество было наиболее актуальным для Кыргызстана.

В сфере образования, которой ЕС традиционно выделяет как приоритет в Кыргызстане, необходимо учитывать два основных риска. Во-первых, поддержка сектора образования посредством бюджетной поддержки не способствует прозрачности программы реформ. Более широкое взаимодействие с гражданским обществом, родителями и учащимися необходимо для определения «что, почему и как» в отношении поддержки доноров в секторе образования. Это, несомненно, поможет предотвратить ситуации, когда миллионы долларов / евро тратятся на проекты, которые ни к чему не приводят. Во-вторых, и в связи с этим, в секторе образования может быть создано специальный совет по координации доноров, чтобы обеспечить максимальную взаимодополняемость и согласованность различных проектов и сбалансировать интересы различных учреждений-доноров, правительства и более широкого гражданского общества.

Наконец, упоминание (важное само по себе) о необходимости улучшения коммуникации должно сопровождаться гораздо более содержательным планом действий. Ценности всегда были центральными в понимании сущности Европейского Союза. Если Стратегия не смогла это отразить, то коммуникационная стратегия должна исправить это. Обе стороны, как ЕС, так и страны Центральной Азии, должны подчеркивать, что сотрудничество заключается не столько в деньгах и помощи, сколько в ценностях и взаимном обмене. Чтобы донести это, очень важным остается необходимость тесного и менее бюрократизированного взаимодействия с местными СМИ, гражданским обществом, аналитическими центрами и научными кругами.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.