Если бы меня не арестовали, Атамбаева ждал бы импичмент

Аналитика,Интервью,Статьи 17 Апр 2019 18:33
6 отзывов

Elgezit.kg продолжает серию диалогов с Омурбеком Текебаевым.

— Эта неделя, конечно, волнительна для Вас, ваших близких, Ваших сторонников. 23 апреля Ваше дело будет пересмотрено судом. И в этот же день на Старой площади Бишкека партия «Ата-Мекен» анонсировала массовый митинг. И уже известно, что разрешение от мэрии на проведение митинга получено, значит митингу быть. Ожидается, что основным требованием митинга будет оправдание и, естественно, освобождение из заключения Вас, Дюшена Чотонова и Садыра Жапарова. На чем основывается такое требование.

  • Во-первых, хочу подчеркнуть, что наш митинг запланирован, как исключительно мирная акция.

Во-вторых, и это очень важно, никто не собирается ставить ультиматумы власти. Мы хотим послать власти сигнал, что Кыргызстану необходима кардинальная судебная реформа, реформа правоохранительной системы. И действовать нужно быстро. Поэтому задача предстоящего митинга намного шире, чем просто оправдание Текебаева, Чотонова, Жапарова. Наши сторонники борются за законность, за справедливость. Я не считаю, что я один – жертва судебного произвола. Жертва системы, где судьи принимают решения по указке Белого дома или за взятки. Таких десятки, сотни, может и тысячи. И наш случай должен быть использован на пользу всех пострадавших от судебного произвола, от произвола органов следствия. Наше дело может стать катализатором и других судебных процессов.

Что касается требований митинга освободить и оправдать Чотонова, Жапарова и меня, то они абсолютно естественны. Дело против нас полностью сфальсифицировано. Причем сфальсифицировано настолько грубо и топорно, что даже мои недоброжелатели сегодня убеждены в моей невиновности и политической мотивированности самого уголовного дела, следствия и судебного процесса против меня. Сам процесс детально освещался средствами массовой информации, за что им большое спасибо. Вся страна могла убедиться в сфабрикованность обвинений. Почти все, без исключения, общественно-политические силы высказали свою позицию. Нас поддержали лидеры всех фракций действующего парламента. Такие известные государственные деятели, как Роза Отунбаева, Феликс Кулов, Темир Сариев, Абдыганы Эркебаев, Медеткан Шеримкулов, и многие другие, в том числе и лидеры гражданского сектора. В нашу пользу сделал заявление государственный департамент США. Наше обращение зарегистрировано и будет рассмотрено в комитете по правам человека ООН. Уверен, они тоже подчеркнут грубейшие нарушения конституции, других законов, наших прав во время следствия и судебных процессов.

— Ни для кого не секрет, что уголовное дело против Вас стало следствием Вашего конфликта с Атамбаевым. Но вначале был, так называемый «Белизгейт».

  • Как я уже рассказывал, конфликт между Атамбаевым и членами Временного правительства перешел в открытую фазу во время празднования дня независимости 31 августа 2016 года. После хамского публичного выпада Атамбаева в адрес Розы Исаковны я на следующий день сделал жесткое заявление в парламенте. От партии «Ата-Мекен» начала исходить угроза для Атамбаева, поскольку мы были в парламенте и могли использовать многие парламентские инструменты. Я уверен, что Атамбаев сам срежиссировал и дал поручение главе ГКНБ Сегизбаеву по так называемому «Белизгейту». Тогда, если помните, Абдиль Сегизбаев обвинил меня, Алмамбета Шыкмаматова и Аиду Салянову в попытке продажи 51% акций Альфа-Телеком Максиму Бакиеву. В подтверждение своих слов Сегизбаев представил бумаги, якобы полученные из официальных органов Белиза. Это дело тоже было очень грубо и примитивно состряпано.

На фото: председатель ГКНБ Абдиль Сегизбаев передает президенту Алмазбеку Атамбаеву «бумаги из Белиза» 14.11.2016.

Справка Elgezit.kg: Почти через два года после «Белизгейта», на заседании фракции «Ата-Мекен» 14 сентября 2018 года начальник управления собственной безопасности ГКНБ Бактыбек Мусуралиев рассказал депутатам, что ГКНБ отправлял повторный запрос в Белиз и полученный ответ полностью опровергает все, что ранее говорил Сегизбаев. То есть ни Текебаев, ни Шыкмаматов, ни Салянова никогда не владели акциями сотового оператора и никаких официальных документов из Белиза тогда, в 2016 году, ГКНБ не получал. В интервью радио «Азаттык» и газете Super.kg теперь уже экс-глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев, комментируя новую информацию, заявил: «в 2016 году мы предпринимали меры для того, чтобы проверить бумаги. К сожалению, получить точный ответ от Белиза оказалось сложно. Мы не смогли получить ответ. Мы называем это «косвенными подтверждениями», мы пытались получить их».  При этом вся страна была свидетелем, как в 2016 году Сегизбаев настаивал на подлинности бумаг из Белиза, заведомо зная, что они — фиктивные. В этих же интервью Сегизбаев утверждал, что ата-мекеновцев никто ни в чем не обвинял, а ГКНБ всего лишь проверяли информацию о коррупции в Мегакоме.

Это дело названо «Белизгейтом» по аналогии с «Уотергейтом». И наш «Белизгейт» аналогичен американскому «Уотергейту» не только по названию, но и по смыслу. И в Америке, и в Кыргызстане президента уличили в том, что он использовал против своих оппонентов спецслужбы. Только в Америке они прослушивали штаб демократической партии, а в нашем случае они состряпали поддельные бумаги, чтобы очернить оппонентов Атамбаева. И в обоих случаях президент не только был в курсе, но в нашем случае еще и давал публично прямые указания. Поэтому и последствия в Кыргызстане тоже должны были быть, как в Америке. Там «уотергейтский» скандал закончился отставкой Ричарда Никсона. У нас должен был быть импичмент Атамбаева. Помимо «Белизгейта» наша фракция выявила и доказала более десяти случаев грубейших нарушений конституции и фактов узурпации власти Атамбаевым. И мы начали работать над предъявлением ему импичмента. Вот почему он был вынужден состряпать другое дело вокруг Мегакома. Мы, кроме случаев узурпации, начали находить еще и злоупотребления как самого Атамбаева, так и его окружения. В том числе мы выявили факты так называемого мародерства. У нас в Кыргызстане, после революции 2010 года, мародерством стали называть присвоение бизнеса и имущества семьи Бакиева и его приближенных действующими политиками. В этом контексте мы выявили факты мародерства самого Атамбаева и людей из его ближнего круга. В их владении оказались и имущество и бизнес Максима Бакиева и связанных с ним персон.

— Давайте напомним нашим читателям, что на этот раз придумали, чтобы устранить Вас с политического поля…

  • Меня и Чотонова обвинили в том, что мы в 2010 году встретились с гражданами России Леонидом Маевским и Алексеем Модиным и пообещали им содействие в приобретении акций Альфа-Телекома и за свои услуги я, якобы, попросил 1 миллион долларов США. Любой, от профессора до домохозяйки, которая смотрит сериалы, знает, что для обвинения необходимы элементарные основания. А именно, факт совершения преступления, место совершения преступления, время совершения преступления, способ совершения преступления. Конечно, мотив и последствия. Следствие и суд считает, что в 2010 году, 13 мая, от 14 до 15 часов дня я встречался с Маевским в кабинете номер 306 в доме правительства. Почему-то следствие выбрало именно 13 мая днем совершения преступления. И это была их роковая ошибка. Дело в том, что 12 -13 мая в Бишкеке и на юге страны были попытки контрреволюционного переворота. Поэтому этот день был официально и неофициально задокументирован по минутам. Реваншисты захватили все южные области. И мы экстренно собрались на заседание временного правительства. Как раз с двух часов мы заседали в кабинете Розы Исаковны. Так что, во время, указанное следствием, я просто физически не мог встречаться с Маевским и Модиным. И председатель временного правительства, и другие члены подтверждают, что я принимал участие в заседании. Об этом говорит и протокол заседания. И еще десяток свидетелей, включая сотрудников госохраны, помощников и т.д. Но суд все эти показания не принимает во внимание. Не рассматривает, не дает оценку. Просто игнорирует.

На фото: О.Текебаев и Д.Чотонов во время оглашения приговора.

Далее. Следствие и суд утверждают, что вечером, 13 мая,  я, Маевский и Модин встретились в ресторане «Супара», где нас ждал Чотонов и где мы в течение двух часов обсуждали детали сделки по продаже части акций Мегакома. Здесь важно подчеркнуть, что в те дни Мегаком еще не был фактически национализирован. Поэтому, даже гипотетически, не могло быть и речи о продаже акций этой компании. Так вот, есть неопровержимые доказательства что 13 мая с пяти часов вечера до 20.30 я принимал участие в заседании конституционного совещания. Есть свидетельства десятка людей, есть стенограмма, есть видеозапись. И я никак не мог быть в это время в комплексе «Супара». Но суд опять игнорирует показания свидетелей, стенограмму, видеозапись. Просто игнорирует. Как будто этих свидетельств просто не существует.

Справка Elgezit.kg: Ночью 25 февраля 2017 года Омурбек Текебаев прилетел в Бишкек из Вены, где участвовал в Парламентской ассамблее ОБСЕ. Задолго до приземления самолета к аэропорту «Манас» были стянуты значительные силы милиции. Как только Текебаев вышел из самолета к нему, еще на трапе подошли сотрудники ГКНБ в штатском и увезли политика. Применив силу задержала милиция и сторонников Текебаева, в том числе и депутатов, собравшихся недалеко от аэропорта. Их посадили в заранее приготовленные автобусы и повезли в РОВД. Среди задержанных оказались и журналисты. 26 февраля был арестован и Дуйшон Чотонов.

Чотонов по версии следствия тоже находился вечером 13 мая в ресторане «Супара» на переговорах с Маевским. Но как раз 13 мая, в 17.21 вечера Чотонов, как глава МЧС и еще группа офицеров вылетели из военного аэропорта Фрунзе-1 в Ош для урегулирования ситуации. Это подтверждают десятки свидетелей. Может подтвердить и Сооронбай Жээнбеков. Он был губернатором Ошской области и хорошо знает, что тогда происходило на юге. Есть и письмо от государственного предприятия «Кыргызаэронавигация». В деле имеется и табуляграмма телефонов Модина, указывающая, что он находился в центре, и находился постоянно в движении, но никак не в районе ресторана «Супара».

Таким образом, все лица, участники «преступления», не могли находится в том месте, где совершалось «преступление» и в то время, когда совершалось «преступление», по мнению следствия и суда. Еще другое обстоятельство. Есть известная идиома —  дьявол в деталях. 306 кабинет дома правительства, указанный в материалах дела, как мой кабинет и где, якобы, состоялась моя встреча с Маевским, никогда не был моим кабинетом. 13 мая 2010 года, хозяином этого кабинета был первый заместитель председателя временного правительства Алмаз Атамбаев. Этому есть десятки свидетелей. И суд опять игнорирует и утверждает, что это мой кабинет. И главное обстоятельство. Было ли преступление. Есть решение пленума Верховного суда Кыргызской Республики «О порядке рассмотрения должностных преступлений», где четко сказано: суд должен, в первую очередь, определить, что входит в компетенции чиновника, который обвиняется. В мою компетенцию входила подготовка конституционного совещания. В мою компетенцию не входили вопросы управления госсобственности и приватизации. Эти вопросы входили в компетенцию первого заместителя временного правительства Атамбаева, который и занимал 306 кабинет. В компетенцию Чотонова тоже не входили вопросы управлению государственной собственностью. Пленум Верховного суда советует судьям: после определения компетенции определите, какие действия были совершены чиновниками в направлении этого преступления. И следствие, и суд не определили, что я или Чотонов совершали какие-либо действия по приватизации Мегакома. Потому что мы не могли распоряжаться госсобственностью. Таким образом, факт отсутствия события преступления, место и время, и способ совершения преступления абсолютно доказывает наше железное алиби. И показания более 50 свидетелей, более 60-ти документов, доказывает, что мы не могли совершить инкриминируемое преступление.

— Давайте поговорим о деньгах. Суд установил, что Вы двумя траншами получили от Маевского миллион долларов США. …

Интервью с Омурбеком Текебаевым получилось настолько объемным, что редакция Elgezit.kg решила разделить его на две части. Продолжение наших диалогов с лидером «Ата-Мекен», политическим заключенным читайте на нашем сайте завтра.

6 мысли о “Если бы меня не арестовали, Атамбаева ждал бы импичмент

  1. Назгуль

    Я за то, чтобы Текебаев О. Ч . вышел на свободу, если он не виновен. В любом случае справедивость должна восторжествовать! Но не хотелось бы видеть такого «взрывного», «вечно обижающегося», грубого, скандального, «прозападного» политика снова в политике!!!

    • Don

      Какой тупой комментарий. Самый тупой из всех тупых комментариев за всю историю тупейших коментариев. Значит его можно сажать, белизгейтить, подставлять с наркотиками, обливать грязью и винить в самых тупых вещах. А когда он на это отвечает, так он взрывной грубый, вечно обижающийся. Ой тообо, Кудай сакта кыргызстанды ушундай паңбаштардан.

  2. Дрон

    Власть обязана признать все перечисленные факты нарушений прав Текебаева и немедленно освободить его. А иначе грош цена такой власти!

  3. Док

    Текебаева я раньше очень уважал, но когда его сопартийцы замарались в мародерстве и доказали факт получения денег от Маевского , то естественно стал только презирать его.Я удивлялся , когда он после революции апрельской , повел бурную агитацию за свою партию с таким размахом , которого не наблюдалось ни за одной другой партией.Стало быть все проводилось за средства от мародерства и мошенничества.Я ни кого не агитирую, а просто выражаю свое мнение.

  4. Гость

    Если до ареста Текебаева импичмент грозил Атамбаеву, то в случае освобождения Текебаева импичмент будет направлен на Жээнбекова. Такой план у РИО, Текебаева и Атамбаева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.