К вопросу о четвертой власти

Блог 12 Фев 2019 15:13
0 билдирүү

Пресса гордо называется четвертой ветвью власти. Это признание отдается пишущей профессии не потому, что она несет на себе ответственность за какую-то определенную сферу управления, подобно законодательной, исполнительной и судебной ветвям власти, каждая со своей отведенной территорией ответственности. Пресса, как ветвь власти, признается таковой потому, что она имеет силу – силу истребования отчетности от всех трех формальных ветвей власти, и соответственно, силу сдерживания властей от эксцессов. Такая сила дается прессе путем публичного задавания вопросов к власти и получения на них публичных ответов – не очень желанный диалог для тех, кто должен отвечать.

Президент С. Жээнбеков, вы помните, по случаю Международного дня информации и печати, признал эту силу журналистов и отметил важность налаживания диалога между ними и властью — важность непрерывного обмена вопросами и ответами. Это очень правильное заявление, которое, в Кыргызстане частенько пренебрегалось, чему свежим примером может быть весь 2017 год, изобиловавший нападками на журналистов в судебном порядке со стороны власти и нескольких власть-имущих персон. Люди и институты, наделенные властью законом, предпочитают не слышать неудобные вопросы и тем более отвечать на них.

Тогда, почти одновременно с заявлением С. Жээнбекова, по ту сторону Атлантического океана, случилась крайне неприятная история, облетевшая быстренько весь мир, выставив Президента Дональда Трампа в еще более неприглядном свете чем это было до того.

Случилось так, что в ходе очередной пресс-конференции в Белом Доме, журналист Джим Акоста, аккредитованный в белодомовский пул от CNN, стал задавать очень неудобные вопросы президенту, при этом придерживаясь адекватного тона и манер. Трамп же, испытывающий некую аллергическую реакцию к CNN, быстро перешел на агрессивный тон, и чуть ли не приказал журналисту заткнуться. Сотрудница пресс-службы подпрыгнула к Акосте и попыталась в самом буквальном смысле вырвать микрофон из его рук, но не сразу успешно. На следующий день, это позорно-комическая история была оформлена в решение отозвать аккредитацию у журналиста в Белом Доме.

Это, конечно же, не равносильно тому как разобрались с неугодным журналистом Джамалом Кашогджи – его, как иначально утверждали в Турции, и теперь уже признают и американская разведка, и сами саудовские власти, убили, возможно расчленили на части, когда он неосторожно вошел в консульский офис своей страны в Турции.

Но для власти США, и особенно по отношению к традиционно острой прессе в Белом Доме, которая является ярким примером свободы прессы, история случившаяся в Акостой, является редким и очень печальным случаем. «Власть коррумпирует, а абсолютная власть коррумпирует абсолютно», гласит мысль, приписываемая Лорду Актону. Свободная и критическая пресса, в своей неудобности для властей, преследуемая за свою неудобность подобно Кашогджи и Акосте, является важнейшим фактором в том, чтобы предупреждать или противостоять коррупции, которая столь соблазнительна во власти.

Кыргызстану, а точнее власти страны, необходимо в полной мере осознать насколько важна роль четвертой ветви власти. Не углубляясь в перечисление всех случаев и историй с прессой страны за годы независимости, можно лишь напомнить, что в реализации ныне декларируемых целей развития, власти не обойтись без активного и свободного вклада прессы. Если борьба с коррупцией приоритетна для Президента Жээнбекова, то стоит лишь вспомнить, что именно благодаря активному поиску, расследованиям и вопросам со стороны журналистов можно узнавать, где есть коррупция, воровство, злоупотребление, и так далее. Они выкапывают информацию, скрытую от народа коррупционерами, и публично задают свои вопросы – Кто это сделал? Что он получил? Почему не предотвратили? Почему безнаказанны? – часто рискуя своей жизнью, здоровьем и свободой. И когда есть у власти достижения в борьбе с коррупцией, журналисты необходимы, чтобы критически оценить такие успехи.

Если для коррупционеров журналисты являются врагами, то для честного лидера с благими намерениями, они – незаменимые партнеры. Секретные операции со стороны специальных служб, без журналистской гласности, могут сами же превратиться в очаги коррупции. Без журналистов и их вопросов, честного и искреннего лидера с его благими намерениями очень скоро присвоит и утихомирит плотная система коррумпированных бюрократов и дельцов, родственников и друзей, односельчан и кредиторов.

Кроме помощи в борьбе с коррупцией и в других особых проектах, пресса также важна в информационной поддержке деятельности власти в целом. Очень часто, в Кыргызстане, вполне разумные и нужные инициативы правительства падают жертвами неспособности инициаторов эффективно коммуницировать свои идеи обществу. Плохо, неправильно или скудно выраженная мысль автоматически становится объектом критики и неприятия со стороны прессы и ее аудитории, так как не прессе и не читателям додумывать недосказанные мысли правительства и защищать его на основе таких додумок.

Впрочем, именно эти мысли Президент С. Жээнбеков и отметил в своем призыве к диалогу власти со СМИ. Прошедший уже год был насыщен важнейшими политическими событиями. В потоке этих событий, был заметен относительно позитивный и благожелательный тон взаимоотношений между новым президентом и журналистским сообществом. Начиная второй год президентства, Сооронбай  Шарипович должен быть готовым и к критическим вопросам, и к более требовательному тону.

Хочется надеяться, что президент это понимает, потому и отметил важность и полезность такого диалога. Вопросы, которые задает четвертая ветвь власти – это вопросы, которые задавал бы народ, если бы он имел доступ к микрофону. А успех и почет любого лидера зависит от того, насколько он отвечает на вопросы народа, а не от того, насколько красив его монолог. Микрофон отнять у журналиста можно, как случилось с Кашогджи и Акостой, но вопросы от этого не снимутся, а наоборот, будут только обостряться.

Билдирүү калтыруу

Ваш e-mail не будет опубликован.