Режиссер Нурлан Абдыкадыров о приличной фантазии, онлайн-спектаклях и новой реальности в условиях COVID-19

Аналитика,Интервью,Лента событий,Статьи 11 Июн 2020 09:00
1 отзыв

На днях кыргызстанцев порадовала новость о соотечественнике: в Костанайском областном театре имени И.Омарова 18 мая прошла сдача спектакля «Материнское поле» по повести Ч.Айтматова акимату области и художественному совету театра. Режиссером-постановщиком и сценографом спектакля является заслуженный деятель культуры КР, лауреат премии имени Ч.Айтматова Нурлан Абдыкадыров. Постановка приурочена, по его словам, к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.

В беседе с Elgezit.kg режиссер рассказал о своей постановке. Зашла речь и о новой реальности работников индустрии театра и кино в условиях COVID-19.

— Сколько вы готовились к сдаче спектакля «Материнское поле», как и где проходили репетиции?

— С 5 января по 12 февраля этого года я ставил в Актобе классическую любовную эпопею тюркоязычных народов «Козы копеш — Баян сулу». Представив акиму области новую вариацию известного, обкатанного вдоль и поперек произведения, присутствовал на премьере постановки, состоявшейся 12 февраля. Она очаровала акима области новизной, и он предложил везти спектакль на любые международные фестивали. Ставя данный спектакль, я уже размышлял о постановке «Материнского поля» в театре имени И.Омарова в Костанае. 15 февраля, прибыв в Костанай, ознакомившись с новым коллективом, через Костанай 19 февраля отправился домой. И 12 марта опять вылетел в Казахстан, Костанай, а 13 марта границу между нашими республиками уже закрыли.

Я как предчувствовал: хотел вылететь 10-11 марта, но здесь удерживали личные проблемы. В Костанае с 15 марта параллельно строил, писал новую инсценировку и репетировал с актерами. Были разные проблемы, в том числе из-за урагана на неделю театр был лишен электричества. Пандемия и карантин дошли и до Костаная — 15 апреля театр закрыли до 11 мая. Сидя на съемной квартире, я занимался писаниной будущих проектов, временами ходил и любовался рекой Тобол. Художники, не спеша, занимались завершением декораций, реквизита, костюмов. 11 мая мы вновь начали репетиции, и уже 18 мая я сдал спектакль акимату области с тем, чтобы провести премьеру осенью.

— Почему выбор пал именно на эту повесть Айтматова?

— В Казахстане любят произведения Чингиза Айтматова. Тем более это лучшее произведение в СНГ о судьбах женщин в тылу во время Великой Отечественной войны. Спектакль готовился к 75-летию победы над фашистской Германией. Люблю сложные задания — они помогают расти. Я доволен результатами постановки. Увлеченный трагичной темой, я даже приготовил новый вариант киносценария «Материнское поле».

— Эту постановку вы успели начать репетировать до начала коронавируса. Были другие проекты, которые пришлось приостановить или отменить совсем?

— Для писателей, художников изоляция от общества сроком на квартал, полгода не так страшна, ибо они обязательно сами уединяются и неделями, месяцами не показываются среди людей, творя свои произведения. Многим, кто не знает, не проходил «обет молчания», творческую продолжительную медитацию, не изучил глубину и пользу одиночества, необходимо побывать пару лет в армии, в продолжительных экспедициях, испытать прочие формы длительного уединения. Настоящие художники сами стремятся к уединению.

Говоря о проклятом короновирусе, скажу, что он, порождение природы или продукт «Отцов мира», точно не знаю, окончательно раздавил низший социальный слой – бедное население, влачащее жалкое существование, абсолютно незащищенное своими равнодушными государствами. И последствия этого мирового события – может быть, начнется единение, взаимодействие и взаимовыручка между разными социальными слоями обществ мира, может, миллионеры заменят свои ледяные сердца человеческими. Если говорить по проектам, то хотел сдать киносценарий на конкурс в Департамент кино, но там выделенные копейки на этот год блокированы ускоренно, не к концу года.

— Сейчас часто говорят, что после пандемии человечество изменится. Это ведь коснется и всех видов искусства. Как вы относитесь к формату онлайн-спектаклей?

— Мир меняется, США первые это показали. Люди, отбросив маски и страх перед эпидемией, массами вылились на улицы городов и бунтуют.

Относительно онлайн-постановок: они не относятся к спектаклям. Спектакль обязательно должен проходить перед зрителями, где они общаются с актерами, отсутствует четвертая стена, нет никаких видеокамер, как на съемочной площадке. Театр — это условный мир, и это главное. Даже специальные телепостановки, лучшие в мире, не могут сравниться с кинофильмами, демонстрируемыми в кинозалах. Потому я воспринимаю это [онлайн-спектакли] как смешное подражание киносъемкам, даже без десятипроцентного эффекта. Кино – это иной мир, иная эстетика, специфика, природа. Театр — игра в игре.

Онлайн-спектакль — вынужденное явление. Вероятно, демонстрирующие их театры боятся потерять своих поклонников. Есть фильмы, снятые в одной квартире, одном помещении, но там все приемы и рычаги кинопроизводства. Свет, оборудование, спецкамеры и спецоборудование, метод съемок и стилистика существования актеров иная. Пример — «Пять вечеров» или «12» Никиты Михалкова.

— Значит, вас не посещала мысль об осуществлении онлайн-постановки?

— Когда у вас есть много бюджета, шикарный материал, близкий сознанию зрителя, потрясающие актеры, операторы, художники, возьмешься делать, что угодно. Но по любому я бы перевел стены сцены в хромакей (технология совмещения двух и более изображений или кадров в одной композиции. – Прим. Elgezit.kg). Закрыл бы их зеленой тканью, а потом воссоздал любой окружающий мир. Ушел бы в фантастику. Так как меня потрясают многие мультфильмы – возможно, притчи, или иного жанра с особым масштабным смыслом, вероятно, сделал бы графический фон, мир, среду. Но тогда костюмы и принцип игры актеров надо подводить к природе мультфильма, что тоже похоже на суперспектакли. Фантазия приличная, а приличных средств на творческие эксперименты нет.

— Согласна, любая постановка, прежде всего, упирается в финансы. У людей, работающих в госучреждениях, есть хоть какая-то защищенность. Как ситуация с COVID-19, по-вашему, скажется на независимых художниках, организаторах мероприятий?

— Финансы имеют разное происхождение. Слава богу, государство платит театрам зарплаты. Понимает, что культура — корневая необходимость, что не может равняться с бизнесом по внешним признакам. Это изначальный смысл нашего бытия, материальное богатство — лишь формат бытия. До карантина театры зарабатывали на прокате спектаклей и потом эту прибыль использовали на создание новых постановок. Сейчас все театры абсолютно без средств на новые постановки. Надо разрешить прокат спектаклей, рассадив зрителей на достаточном расстоянии. Наше государство вечно жило за счет кредитов и грантов, надо обратиться к их истокам, попросить прямой поддержки сферы культуры без прохождения через посредников. Независимым художником может быть лишь человек с громким именем. Но даже они, живущие в богатейших городах и странах, наверняка наполовину потеряют прибыль, пока экономика мира не восстановится. Надо расширять сферу деятельности.

Неожиданное возникновение коронавируса напоминает мне нашествие инопланетян в фантастических фильмах. Война с иными существами из иной реальности объединяет людей. Может, это произойдет с человечеством, откроется новое понимание жизни.

— Через год тема коронавируса хлынет на экраны, в театры, будет отображена в книгах… Вам, как сценаристу и режиссеру, она интересна?

— Кому нечего писать, кто не видит глубину бытия, обратится к поверхностям, примитивным вещам. Мне это неинтересно. У каждой войны свои обстоятельства, суть и формы. Надо добраться до глубины и сути. А все эти поверхностные сюжетики — для детей. Хотя дети сейчас неглупы. Скажем, в сериалах, точно знаю в одном корейском, была серия о коронавирусе, эпидемии в стране.

— Как вы восприняли вынужденную самоизоляцию, нашли в этом какие-то позитивные стороны?

Служил на атомной электростанции в Литве, потому, облученный с ног до головы, особо не отреагировал на коронавирус. Потом прошедший «обет молчания», месяцами сидящий в самоизоляции при написании пьес и сценариев, отнесся к этому ровно. Скажу, что в 2018 году при написании сценария «Пегий пес, бегущий краем моря» по Айтматову я десять месяцев сидел дома. Правда, порой не хватает встреч с родными, а также хочется понаблюдать за людьми, хотя сейчас миллион сериалов и фильмов в интернете, где океаны красок о человеке. К тому же я не был в изоляции, работал с актерами, а в период карантина можно было спокойно гулять по улицам Костаная, смотреть на природу и заходить в Сеть. Ничто не сломит, не перебьет человека, если он безумно сильно может любить и стремиться работать над чем-то или в чем-то. Люблю творчество и работу в этой сфере. При создании пьесы, сценария, спектакля заклиниваешь на разрабатываемой теме, сутками думаешь о ней, даже во сне видишь сценки о схожем. Сосредоточившись на проблемах персонажей, героев, внутри и в окружающей среде вокруг, впадаешь в творческую медитацию. Со временем практикуемые методы усиливаются, стремятся к автоматизму.

— Что пожелаете нашим читателям?

— С детства я любил такой прием обретения нового опыта: тебя бросают в воду, ты, не умея плавать, но спасая себя, постигаешь новый метод существования. Городская молодежь, которую сельчане, испытывающие на себе трудности бытия с детства, называют «балконовскими» или «балконскими», не ожидая испытаний судьбы, предостерегающих в будущем, должна сама закалять себя. Готовиться к самым неожиданным и сложным ситуациям в жизни. Этому помогают спорт с детства, учеба в училищах и техникумах, работа параллельно учебе, общение с разными слоями общества и постижение их сути. Армия в СССР была обязательным процессом, потому поколения тех времен были и романтиками, и «спартанцами» одновременно.

Желаю всем молодым закалять характер, просвещать мозги, читать лучшие произведения глубочайших писателей мира, оберегать от травм душу, но не становиться озлобленными, несмотря ни на что. Многие из тех, кто спасает незнакомцев из огня и воды, удивляют меня своей человечностью и отвагой. Стоит равняться на них. 

Беседовала Каныкей МАНАСОВА.

Одна мысль о “Режиссер Нурлан Абдыкадыров о приличной фантазии, онлайн-спектаклях и новой реальности в условиях COVID-19

  1. Jculse

    Доброго времени суток! Подскажите пожалуйста, с таким вопросом…
    Заимствовал кредит-ломбард на сумму 16000 в 2011 году. Последний платеж был в 2018, прекратил отдавать займ.
    В 2020 году свалилось письмо о том, что коллекторы Кредит Экспресс выкупили мой госкредит и сумма 16200 гривен.
    Заявляю им, что срок исковой давности уже окончился, я увидела есть, на что откликаются, что у меня в договоре 50 лет.
    Как тут действовать ? Большое спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.