Депутат ЖК Аалы Карашев о коронавирусе, «пророках» и главном капитале нации

Аналитика,Интервью,Лента событий,Статьи 28 Апр 2020 15:42
6 отзывов

Интервью с депутатом Жогорку Кенеша Аалы Карашевым.

Аалы Азимович, население сейчас заботит одно: когда закончится карантин, и страна вернется к нормальной жизни. Каковы ваши прогнозы?

— Прогнозы делать сложно. Все будет зависеть от динамики распространения эпидемии не только в стране, но и в мире. Перед правительством стоит сложный выбор между спасением экономики и сохранением жизни людей. Сегодня выбор делается в пользу последнего, но мы не имеем права подойти к черте, когда под угрозой останутся целые отрасли экономики, от которых зависит судьба миллионов наших граждан. В стране функционирует правительственный штаб по координации противодействия распространению вирусной инфекции. Работает Министерство здравоохранения. Надеюсь, они учитывают все аспекты происходящего и им виднее, когда «смягчать» действие чрезвычайного положения и в какие сроки снимать карантин.

Сейчас важно подготовиться к выходу из этой ситуации. Вероятно, это будет осуществляться поэтапно. С какими-то послаблениями для субъектов предпринимательства. Войти в карантин это одно дело, а выйти из него не так просто. Многие экономические, социальные и деловые связи разладились. Требуется время на их восстановления. В ближайшие годы мы можем ожидать сокращение потребления. Полагаю, уже в конце апреля — начале мая будут предложены определенные шаги по возобновлению экономической активности граждан.

— Появилось много, так сказать, пророков, предрекающих принципиально новое устройство общества после окончания пандемии. Мол, мир уже никогда не будет таким, каким он был до коронавирусной эпидемии. Как вы считаете, насколько изменится человеческая цивилизация, чего ожидать населению? Действительно ли всех нас чипируют и поставят на тотальный контроль?

— В сложные времена всегда появлялись различные предсказатели, которые пророчили разные варианты разворачивания будущей картины мира. Часто такие «пророки» предрекали грандиозные потрясения, катастрофы и чудеса, чего впоследствии не происходило.

Заметьте, все те, кто говорят о том, что мир непредсказуемо изменится после пандемии, не уточняют, как он изменится. Кроме того, что якобы появится тотальный контроль над людьми путем вживления чипов, предсказатели, аналитики и эксперты сказать ничего не могут.

Полагаю, что некоторые изменения произойдут, но не такие кардинальные типа «Мир никогда не будет прежним!» Скорее всего, мы увидим смещение тренда глобализации в сторону национально ориентированных моделей. С большей долей вероятности можно ожидать роста социалистических подходов в управлении социальной сферой. Изменениям подвергнутся принципы работы финансовых рынков. Можно ожидать изменения в работе экономических и социальных систем, нежели мы увидим новый мировой порядок.

Как только будет снят режим карантина, и страна вернется к повседневной жизни, поверьте, эти разговоры прекратятся и забудутся, а про новоявленных пророков никто и не вспомнит.

— Как это испытание отразится непосредственно на Кыргызстане? Есть ли отличия последствий коронавируса в нашей стране от общемировой ситуации?

— Сценарий, вероятно, будет схожий. Пандемия и меры противодействия ей во всем мире развиваются по аналогичной схеме. Отличие состоит лишь в том, что у кого-то запас прочности экономики больше, у кого-то – меньше. Но снижение произойдет практически во всех странах. Кыргызстан в этих условиях не станет исключением. Во-первых, мы являемся членами Евразийского экономического союза, во-вторых, сильно зависим от импорта из КНР, Турции, ОАЭ, а в-третьих, существенную долю отечественного ВВП составляют денежные переводы мигрантов. В этих условиях экономический рост Кыргызстана уже не будет такой, который мы ожидали в начале года. Значит, нужны дополнительные меры поддержки, открытые границы для транспортировки товаров, что в свою очередь требует согласованных действий со странами-партнерами.

Наиболее уязвимыми в этих условиях окажутся торговля и сфера услуг, а в этих секторах сконцентрировано более 1 миллиона работающих граждан. Многие люди вынуждены будут сократить уровень своего потребления и покупать только товары первой необходимости, что также скажется на развитии бизнеса в стране. Нам потребуется мобилизовать все имеющиеся ресурсы, чтобы поддержать экономику на плаву. Страна постепенно перейдет к размеренной обычной жизни, но потребуется время, чтобы вернуться к докризисному уровню экономики.

Как только будет снят карантин, возможно, на некоторое время еще сохранится теперь уже не чрезвычайное положение, а чрезвычайная ситуация. Но это уже позволит восстанавливать и развивать экономическую активность.

Кардинально или частично изменится мир, нам не предугадать. А как быть нам всем сегодня? Какие действия должно предпринимать правительство? Ведь чрезвычайное положение легче ввести, чем потом возвращаться к нормальной жизни. Реанимировать предпринимательскую активность, возрождать к жизни «поникший» малый и средний бизнес? Что делать населению? Просто ждать решений правительства или что-то предпринимать самим?

— Нужна консолидация общества и правительства. В одиночку нам будет сложнее справится. Должны быть одинаковые векторы действий. Правительству нужно понимать нужды частного сектора, предпринимателей, особенно субъектов малого и среднего предпринимательства. Тогда не будет разговоров о том, что правительство в своих решениях далеко от народа. Руководство исполнительной власти, полагаю, хорошо это понимает. Действия правительства будут выверены по двум параметрам: жизненным и экономическим интересам общества и недопущению угрозы общественной безопасности.

Правительству необходимо понять, что людей больше всего заботит вопрос: как прокормить себя и свою семью, а не вопрос продления чрезвычайного положения. Люди поймут, они смогут набраться терпения и переждать режим чрезвычайного положения, период самоизоляции только в том случае, если ребенок не будет смотреть на родителей голодными глазами, а у них завтра будет возможность вернуться к работе. В существующих условиях я бы призвал граждан по возможности заняться саморазвитием, подумать над организацией собственного дела, проанализировать свой предыдущий предпринимательский опыт, оценить успехи и достижения. Необходимо быть ближе к детям. Им сегодня не менее трудно. Но все это возможно лишь при условии, что правительство обеспечить всех нуждающихся необходимым количеством товаров первой необходимости и продовольствия.

Я бы также посоветовал кабмину не закрываться от бизнеса, идти на диалог и обсуждать меры поддержки. Бизнес понимает, что пандемия это не вина правительства, что бюджет не может оказать прямую финансовую поддержку. Но сегодня у правительства отсутствуют какие-либо инструменты коммуникации с бизнесом. Бизнес не может понять, какие правила игры будут после отмены карантина, какие меры поддержки он получит и получит ли вообще. Что будет с экономикой, границами, экспортом. На эти вопросы правительству нужно давать ответы. Только в этих условиях бизнес сможет пойти навстречу правительству, в противном случае, бизнес будет принимать решение сам.

Хотелось бы еще выразить благодарность нашему населению за выдержку, терпение и веру в руководство. Единство, сплоченность, оптимизм – вот что поможет нам!

— Какие бы меры предприняли лично вы, если бы вам предложили разработать план по выходу страны из нынешнего кризиса? Какие обязательные пункты бы были в этом плане? Перечислите, пожалуйста, несколько основных действий.

— Прежде всего, нужно обозначить этапы возобновления деятельности предпринимателей по видам их деятельности. Нужно учесть востребованность товаров и услуг для населения и фактор минимизации контактов. И эти этапы следует утвердить до окончания карантина, а не после его упразднения или смягчения режима. Бизнес требует предсказуемости, ведь это вопрос сбыта, договоров, контрактов, кредитов и так далее. Этот план (этапы и сроки) реанимации экономической активности срочным образом нужно обнародовать. Люди должны планировать свою жизнь и работу. К сожалению, мы пока не работаем на опережение и реагируем на ситуацию вместо того, чтобы ее опережать. Граждане ждут не просто слова и обещания, а конкретные действия и нормативные решения.

Второе. Следует поддержать наиболее уязвимые секторы экономики: торговлю, сферу услуг, строительство. Особый акцент необходимо сделать на поддержке производственных секторов и переработки продукции. Этим категориям, особенно в малом и среднем предпринимательстве необходимо предоставить налоговые каникулы до конца 2020 года.

Налоговые каникулы — это не потери бюджета. Государство и так не соберет налогов с неработающего бизнеса, но при этом еще может погубить или отсрочить его восстановление на неопределенный срок.

Третье. Необходимо изменить подход к налоговому администрированию. Нужно перейти на единый принцип исчисления налогов. Налоговая служба должна быть переформатирована из карательного органа, в сервисную службу. Конечно, бизнес никогда не хочет платить налоги, но когда он не понимает, как начисляются налоги, как вести учет, это в большей степени стимулирует бизнес не платить налоги и решать вопросы в неформальном секторе.

Четвертое. Нужно кардинально менять подход в вопросах исчисления тарифов социального фонда. На первом этапе нужно отменить налоги на вновь создаваемые рабочие места. Если мы не можем платить заработную плату из бюджета, то мы должны стимулировать бизнес в трудоустройстве граждан.

Пятое. Со стороны Национального банка уже была проведена работа по реструктуризации кредитов коммерческих банков на 3 месяца. Но мы должны понимать, что обороты компаний в течение 2020 года не смогут вернуться к докризисному уровню, а значит обслуживание кредитов станет непосильной ношей для предпринимателей. В этом контексте государство должно предоставить гарантии по кредитам перед коммерческими банками, для того чтобы реструктуризировать действующие кредиты, особенно в промышленности и переработке. Необходимо задействовать все источники, включая средства Российско-Кыргызского Фонда развития, резервов национального банка, внешней помощи и других.

Шестое. Наряду с реструктуризацией действующих кредитов необходимо предложить льготные источники финансирование экономики. Причем ресурсы должны быть предоставлены не выше учетной ставки национального банка.

Седьмое. В период кризиса необходимо исключить любые проволочки и бюрократию со стороны государственных органов. До конца 2020 года необходимо минимизировать какие-либо разрешения, лицензии, регистрации и другие согласования при открытии бизнеса или осуществлении предпринимательской деятельности за исключением вопросов земельного законодательства. Это позволит бизнесу сэкономить большое количество средств, оседающих в виде коррупционных доходов в карманах государственных чиновников.

Восьмое. В целом необходимо более осознанно подойти к политике по поддержке предпринимательства, она должна включать комплексный подход по развитию ключевых секторов экономики, импортозамещению, налоговому администрированию, лицензионно-разрешительной системы, защиты прав собственности и судебной практики в отношении представителей бизнеса. Только в этом ключе отечественный бизнес может стать конкурентоспособным и защищенным.

— Ну понятно, что нынешний год будет экономически тяжелым. Где найти финансовые средства – вот вопрос, который заботит государство. Какие источники вы видите?

— По заявлению правительства, сделанному в начале апреля, выпадение из государственного бюджета составит от 28 до 32 миллиардов сомов. Эта цифра может еще более увеличиться. Если будут приняты меры по стимулированию бизнеса за счет налоговых послаблений, то очевидно, что без внешней помощи нам не обойтись.

Первостепенная задача правительства сформировать антикризисный бюджет. Нужно сократить все второстепенные расходы на 2020 год и обеспечить покрытие всех социальных обязательств за счет внутренних источников. В этом случае привлекающую внешнюю помощь можно направить на стимулирование экономической активности и тогда ее эффективность будет гораздо выше. Работа по изысканию внешних источников уже началась. Кыргызстан обратился к различным международным и зарубежным финансовым организациям. Международный валютный фонд уже выделил первый транш в размере $120 миллионов. Помощь начали оказывать Всемирный банк, Азиатский банк развития, другие крупные финансовые институты.

Основания для благоприятного исхода из сложившегося финансового дефицита есть. К примеру, 26 марта в формате видеоконференции состоялся саммит «Большой двадцатки» стран (G20). Стороны намерены вложить в мировую экономику $5 триллионов для преодоления последствий пандемии коронавируса.

В том числе страны G20 договорились выделить уязвимым странам более $200 миллиардов. Для этого на саммите был озвучен призыв ко Всемирному банку и другим международным финансовым институтам разработать проект мер.

Задача Кыргызстана – войти в число стран, которым будет предоставлена такая помощь. Речь идет не только о предоставлении финансирования, но и о возможном списании ранее взятых кредитов.

Далее «Большая двадцатка» 15 апреля в своем заявлении пообещала принять все меры для того, чтобы предотвратить долгосрочное влияние пандемии COVID-19 на мировую экономику. Одобрен план поддержки экономики в условиях коронавируса.

Почему бы нашей стране не воспользоваться ситуацией и не обратиться к странам-донорам и крупным международным финансовым организациям с просьбой о списании или пролонгации долговых выплат? А эти выплаты внушительны. Только в 2020 году на обслуживание государственного долга Кыргызской Республики планировалось направить 28,8 миллиарда сомов, а это 16,8 процента всех расходов бюджета и ежегодно эта цифра увеличивается.

Украина еще в конце марта 2020 года начала переговоры с международными партнерами о реструктуризации внешнего долга на фоне расходов по предотвращению эпидемии коронавируса. Аналогичные механизмы рассматривает и Республика Беларусь. Кыргызстан к настоящему времени еще не объявил о проведении такой работы.

В существующих условиях многие из наших партнеров могут согласиться на проведение процесса реструктуризации как в многостороннем, так и двустороннем формате. Начать необходимо с КНР, так как около 46,4 процента, или $1,8 миллиарда от всего объема внешнего долга страна должна именно КНР. Многосторонним финансовым институтам Кыргызстан должен более 40 процентов, или $1,5 миллиарда от всего внешнего долга. Но здесь важно начать переговоры именно со всемирным банком ($650 миллионов) и Азиатским банком развития ($557 миллионов).

Всего в 2020 году Всемирный банк предоставит долгосрочную финансовую поддержку в объеме до $160 миллиардов, для противодействия распространению коронавирусной инфекции и восстановлению экономик, особенно в развивающихся странах.

— А есть ли внутренние ресурсы, которые должным образом не используются?

— Конечно, такая возможность всегда есть. Главное наше богатство – природные ископаемые. Особую роль сегодня играет золоторудная отрасль. Здесь есть над чем подумать. По данным правительства, в 2019 году объем производства золота составил 26 тонн. Средняя цена на золото в 2019 году колебалась от $1280 в первой половине 2019 года до $1500 во второй половине за тройскую унцию. По нынешним ценам это составляет более $1,3 миллиарда.

Какие дивиденды должен получать Кыргызстан, как владелец природных ресурсов, и сколько из этих средств получил уже?

Важно отметить, что уровень рентабельности многих золотодобывающих компаний рассчитывается на уровне цены золота в $1200-1250 за унцию. Фактически получается, что при росте цены на золото вверх золотодобывающие компании получают сверхдоходы. Например, цена золота на сегодняшний день составляет $1735 за тройскую унцию, что на 35 процентов выше уровня рентабельности золотодобывающих предприятий. Считаю, что в условиях кризиса государство может установить предельный уровень рентабельности горнодобывающих предприятий и взимать дополнительный налог в размере 20 процентов на сумму свыше уровня цены в $1400. При действующей цене в $1735 это позволит дополнительно получить в бюджет десятки миллионов долларов США, которые можно направить на развитие экономики или реализацию крупных инвестиционных проектов в стране.

Или пойти еще дальше. Учитывая форс-мажорный характер ситуации в мире, ощутимых последствий пандемии на экономику Кыргызстана, серьезное воздействие всех негативных факторов на нашу национальную безопасность, возможно, настал момент введения отдельного налога на золото — на прибыль или объем добычи. Это нужно сделать для всех горнорудных компаний, работающих в Кыргызстане.

Второй вопрос. Складывается парадоксальная ситуация. Оказывается, самые крупные дивиденды в размере $30 миллионов Кыргызстан получил от Centerra Gold Inc. в 2011 году.

Далее размер дивидендов снижался. В 2012 году дивиденды составили $5,8 миллиона, в 2013-м – $11,9 миллиона, и по $11,1 миллиона и $7 миллионов в 2014-м и 2015-м годах.

Далее выплата дивидендов Кыргызстану в течение четырех лет (2016-2019 годы) не производилась вообще.

Наконец, за 2019 год наша страна, по данным ОАО «Кыргызалтын», получила лишь $2 миллиона в качестве дивидендов. Это наименьшая сумма за все годы выплат, что является странным по отношению к Кыргызстану как одному из крупных акционеров – 28,8 процента акций.

Все это выглядит как парадокс. Мировые цены на золото выросли. Добыча возрастает. Наши же дивиденды либо не выплачиваются, либо сокращаются.

Какова роль наших представителей в совете директоров компании? Где их активная позиция? Они получают фиксированную заработную плату, не привязанную к результатам. На мой взгляд, заработную плату членов совета директоров от Кыргызстана следует осуществлять в строгой привязке к сумме выплачиваемых дивидендов акционерам. Получает Кыргызстан дивиденды – соответственно получают заработную плату и наши представители в компании, нет дивидендов – нет и заработной платы нашим представителям. Тогда дело пойдет.

Теперь о других наших резервах. Они есть и в нашем взаимодействии в рамках ЕАЭС. Нужно добиваться если не преференций, то равных преимуществ с другими странами союза. Пока преимущества от вхождения в союз для Кыргызстана использованы крайне мало. И мало кто этим вопросом озабочен. Почему не задействуются институты развития стран ЕАЭС, не продвигаются проекты по международной промышленной кооперации и так далее.

Следующим немаловажным источником может стать налог на роскошь. Во всех странах правительства призывают олигархов принять участие в поддержке экономик своих государств. В Российской Федерации ввели налог на вывод средств в оффшоры, налог на депозиты в коммерческих банках свыше 1 миллион рублей. Деньги должны работать в экономике, а не лежать мертвым грузом. Если принять соответствующие решения, то можно определить целевое назначение собираемых средств.

В целом, если есть активная позиция правительства в этих вопросах, то дело пойдет. Деньги всегда можно найти. Было бы желание и умение.

— Аалы Азимович, как вы считаете, какие уроки можно извлечь из нынешней ситуации на будущее? Что нужно менять в системе управления страной?

Извлечь можно многое. У меня даже есть как бы сложившийся приоритет и порядок уроков, которые следуют из всей этой ситуации.

Урок первый. О вероятности пандемии было ясно уже в начале года. Нужно было действовать на опережение. Просто мы «проспали» пандемию и оказались к ней не готовы. В том числе не вооружили наших врачей всем необходимым, а теперь удивляемся, что очень много медицинских работников заразилось вирусной инфекацией. Ищем виновных.

Урок второй. Пакет антикризисных мер должен был быть разработан не во время пандемии, а до нее. Теперь уже нужно готовить пакет мер №2 – на случай повторной «волны» коронавируса.

Урок третий. Бытует мнение, что кризис открывает новые возможности. К примеру, так произошло в России в период действия санкций, когда это стало стимулом для реанимации и развития многих отраслей национального производства, импортозамещения. Что касается Кыргызстана, нам тоже нужно учитывать случившееся как риски для национальной экономики в наших стратегиях, планах, разрабатывать механизмы обеспечения нормальной жизнедеятельности в чрезвычайной ситуации, социальной и экономической поддержки. К примеру, есть фонд продовольственной безопасности. Что-то подобное в виде пакета мер должно появиться и для непредвиденных ситуаций, подобных эпидемии коронавируса.

С другой стороны, есть такая известная шутка «История учит, что она ничему не учит!» Поэтому кризисные возможности нужно использовать быстро, извлекая уроки прямо сейчас и не откладывая это на завтрашний день. Мы должны быть быстрыми и оперативными в перестройке системы реагирования и использования внутренних ресурсов.

Отсюда следующий урок – четвертый. Нужны аналитические центры, которые могли бы помочь разработать возможные сценарии будущего, и не только в связи с пандемией. На эти сценарии должны быть разработаны пакеты первоочередных мер, чтобы мы опережали ситуацию, а не опять боролись с её последствиями.

Урок пятый. Нужно менять подходы к управлению экономическими процессами в стране, так чтобы мы не говорили избитыми лозунгами об импортозамещении, экспортоориентированности, защите внутреннего рынка, а имели четкое видение, какие проекты нужно реализовывать в краткосрочной перспективе, какие в среднесрочно и какие в долгосрочной. Приведу пример. Через 5 лет в Кыргызстане будут отсутствовать мощности по электроэнергии для обеспечения роста экономики. Это вопрос стратегического характера, но сегодня никто не задумывается, как его решать.

Урок шестой. Необходимо обеспечить целевую и качественную подготовку и стажировку людей принимающих управленческие решения. От их профессионализма зависит качество и оперативность принимаемых решений.

— Спасибо за обстоятельное интервью.

6 мысли о “Депутат ЖК Аалы Карашев о коронавирусе, «пророках» и главном капитале нации

  1. 111

    Пустая статья обычный пиар. Чисто для недалекого Карашева после коронавируса многие ведущие страны поменяют политику «Китай главная фабрика» они будут переводить производства из Китая и новые технологии им давать не будут, для нас это значит что как раньше покупать у Китая и перепродовать другим странам мы не сможем. Теперь обратим внимание на то что происходит в РФ с нефтью и газом и экономикой в целом как видим ближайщие годы им мигранты не особо нужны будут своих без работных хватает. Для нас это значит что мигранты будут возвращятся и переводы денег будут мизерными. Про туризм в этом году я вообще промолчу. Эти три фактора значат для нас что нам нада много чего менять или нам конец. По поводу глобально что изменится ну корокто говоря глобализму конец что в корне поменяет старое миро устройство. Кстати по поводу электроэнергии нужно самим строить и развивать в КР солнечную электро энергию есть предприятия которые изготавливают листы для них по евро стандарту солнечных дней у нас очень много и есть земли которые просто пустуют по разным причинам.

    • Нурлан

      о, диванный эксперт 🙂 Зачем солнечные панели, если гидроэнергия экологичнее в тыщи раз и дешевле? рассмешили)) Депутат все правильно сказал

      • 111

        Затем что есть цикл когда количество воды уменьшается начиная с этого года это длится 3-5 лет после увеличивается. Плюс воду для полива используем не только мы но и наши соседи по этому часть накопленной воды мы сливаем им. В сухие годы солнечная электро энергия будет хорошим дополнением.

  2. Акниет

    «Приведу пример. Через 5 лет в Кыргызстане будут отсутствовать мощности по электроэнергии для обеспечения роста экономики. Это вопрос стратегического характера, но сегодня никто не задумывается, как его решать.»

    Правильно, потому что Правительство оккупировали бажарики, пикнуть боятся против. Бегают выполнять указания непонятных людей, настоящую работу не выполняют .

  3. Аида

    Согласна с Аалы. Самое главное политик задумывается о стране. А не тупит при слове интервью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.