Уроки истории. Как возник деспотизм восточного типа?

Аналитика,Лента событий,Статьи 06 Янв 2020 10:00
0 отзывов

Зайнидин Курманов – специально для Elgezit.kg.

Этот тип правления возник на самой ранней стадии развития государства.

В деспотической системе власть монарха носила абсолютный характер и передавалась по наследству. Роль представительных органов была минимизирована и не существенна. Египетский фараон, вавилонский царь, греческий «базилевс» или римский «рэкс» являлся единственным собственником земли и хозяином судеб всех своих подданных. За верную службу он наделял своих дружинников и чиновников – землей и рабами, доходы от эксплуатации которых централизованно поступали в государственную казну и возвращались им в виде «зарплаты». Если они переставали служить монарху, то он был вправе отнять у них все, даже жизнь.

Служба монарху, государству и своему господину (институт вассалитета) была почетной и священной обязанностью правящей элиты (дворянства, аристократии) и передавалась из поколения в поколение. Так закладывались основы государственной службы, гражданская и военная бюрократия, преданная государю и государству.

Государство создало постоянно действующие институты и органы – министерства, армию, полицию, суды, местные органы власти. Важной составляющей частью деятельности государства стала организация крупных общественных работ – сооружение пирамид, ирригационных каналов, дорог, крепостных сооружений и другого. Исполнительные и судебные функции возлагались на монарха и должностных лиц дворцовой администрации, а также на органы общинного самоуправления.

Для возникших деспотических государств характерным было отсутствие частной собственности и экономических классов. В этих обществах господство аппарата администрации и принципа централизованной редистрибуции (дань, налоги, повинности) сочеталось с автономией общин и иных социальных корпораций при решении всех внутренних проблем. Произвол власти при соприкосновении индивида с государством порождал синдром «сервильного комплекса», рабской зависимости и угодливости. Общество с таким социальным генотипом обладало прочностью, который проявлялся, помимо прочего, в неискоренимой потенции регенерации: на базе рухнувшего по той или иной причине государства с легкостью, почти автоматически, возникало новое с теми же параметрами, даже если это новое государство создавалось иным этносом.

По мере эволюции этого общества появились товарные отношения и частная собственность. Однако с момента своего возникновения они сразу же ставились под контроль власти, и потому оказывались полностью от неё зависимыми.

Многие восточные государства древности и средневековья имели процветающее хозяйство, большие города, развитую торговлю. Но все эти зримые атрибуты частнособственнической рыночной экономики были лишены главного, что могло бы обеспечить их саморазвитие: все агенты рынка были заложниками власти и любое неудовольствие чиновника оборачивалось разорением, если не гибелью и конфискацией имущества в пользу казны.

В «азиатских» обществах господствовал принцип «власти — собственности», то есть такой порядок, при котором власть рождала собственность. Социальную значимость в государствах восточной деспотии имели лишь причастные к власти, тогда как богатство и собственность без власти мало, что значили. Утратившие власть становились бесправными.

Это в развитых демократиях, где существует верховенство закона и надежно защищена частная собственность, богатые граждане могут не стремиться идти во власть (например, депутатами), как, например, в странах, где сохранились традиции восточной деспотии. К этим странам относятся, как правило, государства молодой демократии в Азии и Африке, а также постсоветского пространства, к каковым относится и Кыргызстан.

Самодержавие восточного типа в Российской империи заложили чингизиды. По пути укрепления единоличной власти и строительства «военного государства» пошли Иван-Грозный (Мучитель), Петр Великий, Екатерина I, Николай I Палкин), Александр III и другие русско-германские императоры из дома Романовых. Псковская и Новгородская республики были разгромлены Иваном IV и окончательно лишили русский народ европейской альтернативы.

В это же время европейские монархии пошли по пути конституционализма и освобождения от рабства. Да и крепостного права в Европе, как такового, как например в России не было, что и предопределило характер новой создаваемой политической системы, где социальные «низы» соответствовали «верхам», свободный люд управлялся через различные магистратуры — парламент, местное самоуправление свободной политической элитой. Россия же с этим в свое время запоздала и запаздывает сейчас, все еще формально числясь, как и некоторые постсоветские государства СНГ, демократической страной.

Когда и как это наконец произойдет, а это должно, если верить законам диалектики, законам общественного развития, обязательно произойти, покажет время.

Редакция ответственности за публикацию не несет и мнение автора может не разделять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.