Адвокат Айсулуу Шаршеева: Мы защищаем права уязвимых групп, которых часто угнетают госорганы

Аналитика,Интервью 30 Дек 2019 14:44
0 отзывов

Айсулуу Шаршеева — адвокат с 17-летним стажем. За всю свою деятельность ей пришлось защищать в суде интересы нескольких сотен людей. Помимо основной работы она ведет шефство над группой общественных защитников, которые в свою очередь, оказывают правовую помощь социально уязвимым слоям населения.

В обществе думают, если адвокат мужчина защищает гея, значит он тоже гей

Расскажите пожалуйста, кто такие общественные защитники?

Общественные защитники – это представители неправительственного сектора, которых я  и мои коллеги по цеху обучаем правовой грамотности. В свою очередь, они помогают отстоять права уязвимым группам: людям живущим с ВИЧ, секс-работницам, наркопотребителям и представителям ЛГБТ-сообщества. 

По каким вопросам уязвимые группы чаще всего обращаются к общественным защитникам?

— Они довольно часто сталкиваются с дискриминацией. Общество относится к ним негативно, а госструктуры нередко нарушают их права: необоснованно задерживают, закрывают, применяют физическую силу. Бывают даже случаи, когда милиционеры заставляют их брать на себя вину других людей. Грозят подбросить наркотики или вымогают деньги. Медработники отказывают в  оказании помощи,  а сотрудники ЦОН  могут отказать в выдаче документов.  

Если, к примеру, человек наркозависим, встал на учет и приходит в пункт выдачи метадона и шприцов, его могут задержать. После такого случая он просто уходит в “подполье”, а когда у него начнутся ломки, вероятность совершения им преступления будет достаточно высокой.

Удавалось ли в таких случаях помочь им?

— Мы фиксируем такие правонарушения, чтобы на общих публичных с НПО площадках информировать МВД и другие госорганы. Они, в свою очередь, проводят разъяснительные работы с персоналом.

Был случай, когда наркозависимый мужчина, не отдавая отчет своим действиям, украл в одном из известных супермаркетов два женских кошелька и зарядное устройство. Ущерб магазину составил около 1000 сомов. Дело в том, что со вступлением в силу Новых кодексов, мелкие преступления переквалифицированы в проступки, и наказания за них смягчены. Подсудимый должен был оплатить штраф, который ему был не под силу (около 20 тыс сомов), в противном случае, его могли просто закрыть. Но нам удалось успешно переговорить с администрацией супермаркета. В итоге, мужчина оплатил только сумму ущерба и материал о проступке был прекращен в суде. Таких успешных кейсов очень много.

Наверно не каждый адвокат возьмется за ту работу, которую Вы проделываете вместе с общественными защитниками?

— Бывают случаи, когда адвокаты-мужчины отказываются защищать права представителей ЛГБТ-сообщества. Они опасаются, что общество неправильно воспримет их действия. Мол, если ты защищаешь гея, значит сам такой. Женщины в этом вопросе менее чувствительны.

 Секс-работницы находятся в лапах «мамочек»

Как защищаются права секс-работниц?

Дело в том, что в Уголовном кодексе нет ответственности за это. За сутенерство – есть, но не за оказание секс-услуг.  У правоохранительных органов есть свой механизм их задержания. Милиция закрывает их на несколько суток, вымогает деньги. Если материал о мелком хулиганстве все-таки пойдет в суд, то там появляется письменное заявление, в качестве основания для задержания лица. Находится к примеру, домком, или какой-нибудь активист (чаще всего это одни и те же люди), который якобы жалуется на то, что секс-работницы матерятся, шумят, пристают к прохожим мужчинам, не дают спать и т.д. Хотя на самом деле это может быть не так. А в это время их дети могут быть одни или временно оставлены на присмотр соседей. Понимаете? В прошлом году женщин закрыли прямо перед Новым Годом, дали им несколько суток. Их права общественные защитники смогли отстоять и милиция отпустила женщин в этот же день. Мы ни в коем случае не оправдываем то, как они зарабатывают. У каждой из них была своя тяжелая судьба. Кто-то был сиротой, кто-то повергся насилию в раннем возрасте. Речь не об этом. В первую очередь, они люди, и мы не должны забывать — у них те же, права, что и у остальных. Прав не должно быть меньше.

Какие еще трудности возникают в работе адвоката с данной категорией лиц?

Трудностей немало. К примеру, секс-работницы находятся под сильнейшим влиянием своих “мамочек”. Когда милиционеры нарушают их права, мы с общественными защитниками проделываем большую работу: фиксируем телесные повреждения, обращаемся в прокуратуру, сопровождаем жертв насилия в разные инстанции. Но как только “мамочка” дает команду ни с кем не встречаться, отказаться от всех обвинений, отозвать заявление и больше не давать какие-либо показания, вся наша работа сводится на нет. Тем не менее, мы не опускаем рук и продолжаем работать.

Какие сдвиги Вы можете отметить в работе своих подопечных?

Проект по оказании помощи  уязвимым группам, его также называют “Уличные юристы”,  заработал в Кыргызстане в 2016 году. Его реализует Фонд Сорос Кыргызстан при поддержке Глобального Фонда/ПРООН. Ежемесячно порядка 300 человек получают юридическую помощь. Есть несколько оправдательных приговоров и множество успешных кейсов по адвокации Прав Человека. Мы видим, что постепенно, отношение к уязвимым группам меняется. Сами же они уже более осведомлены о своих правах. Мы стремимся к тому, чтобы в будущем большую часть юридических вопросов общественные защитники решали самостоятельно. А к помощи адвоката или эксперта обращались только по особо специфическим вопросам.

«Материал подготовлен при поддержке Глобального фонда/ПРООН в рамках проекта «Уличные юристы», реализуемого Фондом Сорос-Кыргызстан»

Редакция ответственности за публикацию не несет и мнение автора может не разделять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.