«Я спрогнозировал премьерство Сооронбая Жээнбекова и то, что спикером будет Чыныбай Турсунбеков»

Статьи 13 Мар 2019 12:03
1 отзыв

Закулисье кыргызской политики в диалогах Elgezit.kg с Омурбеком Текебаевым.

—  Мы уже говорили о важности интуиции в политике. Этот особый способ мышления, основанный на опыте и выходящий за рамки привычного понимания, присущ многим политикам. Тем более, политикам — старожилам. И все-таки, где грань между логическим обоснованием и анализом и, особой, интеллектуальной интуицией?

— Предвидение, дальновидность политиков, полководцев, основывается на знании ситуации, истории, и на опыте, на особом складе ума и мышления. Добавьте сюда умение анализировать и делать логические выводы.  Но, бывают, конечно, и интуитивные прогнозы. Как говориться, вопреки логике. Просто знаешь, что будет так. Чувствуешь. Но, это, естественно, не ясновидение. У него, полагаю, абсолютно другая природа.

Я вам расскажу о некоторых случаях. Например, я спрогнозировал премьерство Сооронбая Жээнбекова и то, что спикером будет Чыныбай Турсунбеков.

В 2016 году, после парламентских выборов, в Кыргызстане началась подготовка к предстоящей президентской гонке. Хотя, по Конституции, глава государства больше не имеет особых полномочий, при Атамбаеве президент, фактически, узурпировал власть. У нас долгое время существовала традиция неконституционного управления. Кланового, семейного, называйте, как хотите. И многие политические силы чувствовали себя психологически комфортно в такой среде. Именно она была для них естественной. Потому что они лучше разбирались в ней, были налажены связи, каналы. Да, Атамбаев не привел во власть своих родственников. Но он привел во власть свой клан в виде водителей, телохранителей, помощников, секретарей. И этим быстро поломал систему, которую мы построили.

По Конституции Атамбаев вынужден был уйти с поста президента. Но, он вынашивал планы, не обладая, официальной властью, остаться фактически у руля и управлять страной через своего преемника, а позднее и самому вернуться в большую политику в качестве премьера. Кстати, раньше всех этот план разгадал именно я. И рассказал о нем народу. Еще в августе 2016 года я дал интервью газете «Новые лица» (1), где детально рассказал от том, как Атамбаев хочет продлить свою политическую жизнь через политическую реинкарнацию. Происходящее далее, подтвердило мою правоту.

На фото: Алмазбек Атамбаев

Для реализации своих планов Атамбаев начал, уже не скрывая, назначать на ключевые посты самых приближенных людей. Людей, которые раньше не работали на высоких государственных должностях. Они не имели опыта, не имели политического веса, но своим личным благополучием и успехом были обязаны только Атамбаеву. И, по его мнению, они должны были быть не просто благодарны ему, но и беспрекословно слушать и служить ему  в будущем. Вот в таких условиях Атамбаев начал выбирать себе формального правопреемника. Активными игроками выступили Абдиль Сегизбаев, Сапар Исаков, Албек Ибраимов, Асылбек Жээнбеков. Они в разговорах со своим окружением не скрывали своих намерений и активно готовились к предстоящим политическим баталиям. Амбиции вышеназванных были не только на пост президента, но и на пост премьер — министра. Например, Албек Ибраимов даже успел через третьих лиц заказать свою предвыборную программу у зарубежных политтехнологов. Это было в январе-феврале 2016 года.

На фото: Албек Ибраимов.

Естественно были и другие политики, обладающие опытом и относительной независимостью. Имеющие определенные финансовые, политические, информационные и человеческие ресурсы. Речь идет, например, об Омурбеке Бабанове и тогдашнем премьер — министре Темире Сариеве. И я тоже, при определенных обстоятельствах, мог быть реальным претендентом. Но, в планы Атамбаева не входил допуск людей из второй группы. Он собирался максимально расчистить политическое поле чисто для своих кандидатов.

Поскольку я имею большой опыт в кыргызской политике, знаю все тайные механизмы власти в Кыргызстане, мне спрогнозировать события не сложно. Но политик не только прогнозирует. Он может и повлиять на ход событий. Смоделировать, спроектировать, спрограммировать ситуацию. И заставить других играть по своим правилам. Сразу хочу подчеркнуть, что моделирование ситуации совсем не то, что и манипулирование в негативном смысле этого слова. Хотя без навыков психологического манипулирования политику не обойтись. Но тут уже вопрос этики, и ради какой цели используются эти навыки.

 — Накануне любых выборов изменить ситуацию в свою пользу, смоделировать ее под себя, пытаются, наверное, все политические группы. Кому-то удается это лучше, кому-то хуже. А кому-то не удается совсем. Так в чем секрет успешного политического программирования ситуации и прогнозирования? 

-Успешность этого процесса, конечно, зависит от личности, ее способностей, и ресурсов. В принципе, все тогда стремились повлиять на ход событий. Я тоже не был исключением. Мои ресурсы и финансовые, и организационные, и тем более административные были ограничены. Кроме того, в то время, мой личный рейтинг не на высоте.

Тактика большинства претендентов сводилась к тому, чтобы наладить очень хорошие, близкие отношения с Атамбаевым. Они соревновались в проявлении своей лояльности и преданности президенту, чтобы он мог сделать выбор в их пользу. Или, по крайней мере, не быть против их участия в президентских выборах.

Я и партия «Ата-Мекен» отличались от участников этого процесса тем, что мы априори не могли использовать тактику завоевания расположения «вождя». Я мог двигаться только через реальные программы и планы, демонстрируя свою независимость, апеллируя к мнению общества.

Иллюстративное фото.

Естественно, как и другие, я тоже пытался оказать влияние на ход истории и изменить ситуацию.

— Каким образом?

Претенденты из первой группы добивались благосклонности Атамбаева, чтобы на выборах использовать административный ресурс. Омурбек Бабанов и Темир Сариев старались до последнего момента не выдавать свои планы, проявляя лояльность к Атамбаеву, чтобы дойти до финишной прямой. У меня, как я уже говорил, особых финансовых и информационных ресурсов не было. Поэтому я должен был сделать так, чтобы постараться использовать ресурсы других и минимизировать влияние административного ресурса против себя. Но для этого в первой группе свиты Атамбаева должна была возникнуть жесточайшая конкуренция, разрушающая единство команды и до начала выборов бывшие соратники должны были стать противниками. Тогда можно было бы заключить союзы с отдельными из них. Но самый идеальный вариант был бы, если бы Атамбаев выбрал непроходного кандидата.

— 18 февраля 2016 года Вы дали интервью информационному агентству 24 kg, где между делом очень уважительно отозвались о Сооронбае Жээнбекове.  В частности, сравнивая его с новым полномочным представителем правительства по Ошской области, Вы сказали, буквально, следующее: «Весь клубок вызовов сосредоточен именно в этой (Ошской) области, и именно туда должен был быть назначен опытный человек, имеющий авторитет, каким был предыдущий полпред Сооронбай Жээнбеков. Он дважды избирался депутатом парламента, был председателем комитета ЖК, вице-спикером СНП, министром сельского хозяйства, его опыт, знания и политический вес помогли стабилизировать ситуацию в регионе после событий 2010 года.» (2)

— Я хорошо знал Атамбаева. Знал, как он принимает решения. Даже разумные предложения, если они исходили от нежелательного лица, он воспринимал в штыки. Но, в тоже время, он внимательно выслушивал свое окружение и прислушивался к так называемым «непрямым» советам. Он много читал различные материалы, и через какое-то время подавал решение, как свое собственное. Я знал, что он ищет преемника. И я знал, что он ищет на эту роль кого-то из своего ближайшего окружения. А его ближним кругом, из которого он мог выбрать, как я уже говорил,  были Сапар Исаков, Албек Ибраимов, Абдиль Сегизбаев и Асылбек Жээнбеков.

Наш менталитет, наша традиция передачи власти и соблюдения регионального баланса такова, что следующим президентом должен был стать южанин. Но, еще я знал, что по некоторым внешнеполитическим соображениям Асылбек Жеенбеков, хотя он был популярнее, известнее своего старшего брата, имел мало шансов. Наших партнеров из других стран, Россию, пугала глубокая религиозность Асылбека. А самого Атамбаева пугал его своенравный характер. Атамбаев опасался, что он перестанет его слушать и он не сможет его контролировать. Учитывая, все это, можно было предположить, что Атамбаев, почувствовав угрозу своим планам, может наплевать на наши традиции и выбрать преемника с севера. И это было более чем вероятно. Поэтому я и дал интервью, в котором положительно отозвался о Сооронбае Жээнбекове. Я рассчитывал на то, что Атамбаев его обязательно прочитает и через какое-то время, вспомнит все, приведенные мной аргументы, и посмотрит на старшего Жээнбекова как на потенциального кандидата. Тем более, что я не лобировал его на пост президента. Но, я дал недвусмысленно понять, что такой человек, с таким богатым опытом, вполне мог бы возглавить правительство.

И через некоторое время, неожиданно для всех участников процесса, всплыла его фамилия.

На фото: Сооронбай Жээнбеков на заставе в Ошской области.

Кстати, в день опубликования интервью на 24kg, в феврале, я выходил из Дома Правительства и столкнулся с Сооронбай Жээнбековым. Мы поздоровались, перекинулись дежурными фразами. Я пошел дальше, но, через некоторое время остановился. «Соке, — сказал я, — подожди. Я дал интервью, где хорошо отозвался о тебе. Думаю, ты станешь премьер-министром. Не забывай, что я первым сообщил тебе об этом».

Сооронбай Жээнбеков был приятно удивлен. Он явно не ожидал и, наверное, даже не думал еще о премьерстве в то время. Улыбнулся, поблагодарил за теплые слова.

Но, хочу подчеркнуть, что отзываясь в том интервью о Жээнбекове, особенно в противовес новому полпреду, как об опытном политике, имеющем авторитет на юге, я был искренен, не кривил душой.

— Расскажите подробнее о вашем прогнозировании спикерства Чыныбая Турсунбекова?

В конце февраля 2016 года парламентская делегация под моим руководством, вылетела в Вену для участия в ежегодной зимней сессии парламентской ассамблеи ОБСЕ. В составе делегации был Чыныбай Турусбеков, Бакыт Торобаев и я. После окончания заседания мы поехали в Копенгаген, где у нас были также запланированы встречи по линии межпарламентской ассамблеи. И вот в один из дней мы сидели за чашкой чая в ресторане и обсуждали ситуацию на Родине. Почему буксуют реформы, что нужно делать и так далее. Мы пришли к единому мнению, что профессионалов и умных людей у нас в стране достаточно. Но отсутствует желание и политическая воля. А атамбаевская форма правления, когда во власть допущены некомпетентные, не имеющие мандата народного доверия люди, губительна для страны. И мы должны предпринять все усилия, чтобы без восстаний и революций восстановить Конституцию. Необходимо, чтобы к власти, после президентских выборов, пришли лидеры, единомышленники в лице президента, премьер-министра и руководителя парламента, которые могли бы взять ответственность на себя за проведение, возможно даже и непопулярных, реформ. И правительство должен возглавить тот, кто получил мандат от народа. То есть не номенклатурный, а публичный политик. И он должен сохранить этот мандат. Только тогда он сможет быть сильным премьером.  Впоследствии эта идея нашла свое воплощение в конституционных изменениях 2016 года.

В тот вечер я сказал Чыныбаю Турсунбекову: «Ты скоро станешь спикером парламента». И Бакыт, и Чыныбай тогда очень удивились. Ведь ничего тогда еще не предвещало отставку Асылбека Жээенбекова. Я сказал, что Асылбеку придется скоро освободить свое кресло.

На фото: в фокусе – Чыныбай Турсунбеков

И тогда у Чыныбая будет реальный шанс стать спикером. Конечно, при условии проработки этого вопроса среди коллег по партии и фракции. Потому что среди социал-демократов было достаточно амбициозных политиков. Я советовал ему поработать в этом направлении. Бакыт Торобаев тоже тогда попросил моего совета: «Омурбек Чиркешович, мне тоже подскажите, что я должен делать?». Я ему сказал: «Бакыт, наблюдай за моими действиями, делай так, как я делаю. Для тебя пока только вот такая рекомендация».

— На чем основывался Ваш прогноз или анализ?

— В январе 2016 года уже начался процесс дискредитации Темира Сариева. Тогда он был премьер-министром. Как я уже сказал, он представлял из себя относительно независимого политика. Имел собственный электорат, партию, ресурсы. У него были здоровые амбиции побороться за президентский пост. И с января началась работа против Сариева. Атамбаев «натравил» на него молодых депутатов, намекая, что один из них может занять его место.  Для дискредитации был выбран проект реабилитации дороги Балыкчы-Корумды. Была создана парламентская комиссия, которая действительно нашла там ряд нарушений и подготовила доклад для парламента. Я знал содержание этого доклада, характер разговоров членов комиссии с Атамбаевым и с его окружением и все процессы вокруг этого. Тогда и Сапар Исаков и Сегизбаев, и Албек Ибраимов и, возможно, и Асылбек работали против Темира Сариева. Его судьба на посту премьера была предрешена. Темир Сариев не стал доводить дело до рассмотрения в парламенте и благоразумно подал в отставку. Не долго думая, коалиция большинства, естественно, по согласованию с Атамбаевым выдвинула кандидатуру Сооронбая Жээнбекова на пост премьер-министра. Парламент одобрил и 13 апреля Сооронбай Жеенбеков стал премьер- министром, а Асылбек Жээнбеков подал в отставку. Коалиция большинства предложила кандидатуру Каната Исаева на место спикера. Бакыт Торобаев тоже выдвинул свою кандидатуру.  Случилось неожиданное и невозможное. 20 февраля по результатам голосования оба получили одинаковое количество голосов. По 51 голосу. По регламенту Жогорку Кенеша они больше не имели права повторно баллотироваться, и сошли с дистанции. После ко мне в кабинет зашел Чыныбай. Он попросил, чтобы я публично заявил, что партия «Ата-Мекен» поддерживает его кандидатуру на пост спикера. Я сразу это и сделал. Потом мы договорились с фракцией «Кыргызстан» Каната Исаева, с фракцией «Республика — Ата-Журт» Омурбека Бабанова. Ну а фракция «Онугуу-Прогресс», так же, как и «Ата-Мекен», обещала поддержать Чыныбая Турсунбекова еще в Копенгагене. Таким образом Чыныбай Акунович получил согласие всех фракций. Но его кандидатуру должны были выдвигать социал-демократы. А без согласия Атамбаева это было невозможно. Тем более, что желающих стать спикером внутри фракции СДПК было достаточно. Как рассказывал Чыныбай Акунович, он зашел к президенту, предварительно распечатав мое интервью «Вечернему Бишкеку»(3). Турсунбеков – скромный человек и он не мог сказать Атамбаеву прямо, что хочет быть торага. Поэтому он сказал, что его кандидатуру предлагают другие фракции и он хочет услышать мнение Атамбаева. Атамбаев его спросил, кто конкретно, его предлагает на место спикера.  Чыныбай протянул ему распечатку своего интервью – вот, партия «Ата-Мекен». Атамбаев сказал: «А, ну раз Текебаев тебя предлагает, ты будешь спикером» Так он получил согласие фракции СДПК.

Таким образом в лагере Атамбаева появились новые претенденты в преемники. Это – премьер- министр Сооронбай Жээнбеков и торога Жогорку Кенеша Чыныбай Турсунбеков.

Редакция Elgezit.kg благодарит за помощь при подготовке интервью адвокатов Омурбека Текебаева.

Ссылки на интервью О.Текебаева, упомянутые им в тексте:

(1)http://www.nlkg.kg/ru/politics/omurbek-tekebaev-ya-priznayu-pravo-atambaeva-na-politicheskuyu-reinkarnaciyu_-no-xotel-by-predosterech-ot-riskov

(2)https://24.kg/bishkek_24/27999_omurbek_tekebaev_kontrol_nad_bishkekom_dast_potentsialnomu_kandidatu_na_post_mera_preimuschestvo_na_predstoyaschih_vyi

(3)https://www.vb.kg/doc/338610_tekebaev:_ata_meken_podderjit_kandidatyry_tyrsynbekova_na_post_spikera.html

Одна мысль о “«Я спрогнозировал премьерство Сооронбая Жээнбекова и то, что спикером будет Чыныбай Турсунбеков»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.