Наркотики, налоги и таинственные спонсоры. Откуда у талибов миллиарды

Аналитика,Лента событий,Статьи 31 Авг 2021 15:00
0 отзывов

«Талибан», пришедший к власти в Афганистане, получил и контроль над экономикой страны. Несмотря на интенсивный наркотрафик, за последние десятилетия группировка научилась добывать средства не только торговлей опиумом и героином. Талибы обложили налогами подконтрольные территории, требовали дань от транспортных компаний и операторов мобильной связи, к тому же получали деньги из Пакистана и стран Персидского залива. Выходило больше полутора миллиарда долларов в год. Достаточно ли этого, чтобы наполнить государственную казну, разбиралось РИА Новости.

Не только наркотики

«Не будет ни производства наркотиков, ни контрабанды. Афганистан больше не страна, где культивируют опиум», — заявил представитель движения «Талибан» Дабихулла Муджахид. И добавил, что потребуется зарубежная помощь.

Подобные обещания звучали уже не раз. В 2000-м исламисты, добиваясь признания на международной арене, запретили выращивать опийный мак. Поля уничтожали. И наркотрафик действительно резко сократился. Но когда США вторглись в Афганистан и боевики потеряли власть, торговля опиумом, героином и метамфетамином снова расцвела.

Управление ООН по контролю за наркотиками и преступностью (ЮНОДК) считает Афганистан крупнейшим производителем опиума в мире. В прошлом году урожай мака там увеличился на 37 процентов. Общая площадь полей, засеянных этой культурой, 263 тысячи гектаров — абсолютный рекорд.

Наркобизнес приносит талибам, по подсчетам ЮНОДК, 400 миллионов долларов в год.

Долгое время для них это был основной источник дохода. Но в последние годы ситуация изменилась — исламисты диверсифицировали свою экономику.

Много разных доходов

Искать другие способы заработка призвал один из лидеров движения мулла Мохаммед Якуб, сын основателя группировки муллы Омара. Боевики принялись целенаправленно захватывать регионы, богатые минеральными ресурсами.

В Афганистане много полезных ископаемых — меди, бокситов, железной руды, мрамора, дефицитного лития. Есть золото. Все это оценивают в несколько триллионов долларов. Многие месторождения до сих пор нетронуты. Те, которые оказались в руках боевиков, приносят свыше 460 миллионов долларов в год. По сведениям журналистов The Financial Times, покупатели — в основном частные компании из Китая, Пакистана и ОАЭ.

В мае в ООН сообщили, что ежегодный доход талибов — от 300 миллионов до 1,6 миллиарда долларов. Одних налогов в прошлом году они собрали на 160 миллионов. Захватывая провинции, исламисты опустошали местную казну, присваивали оружие и бронетехнику, а также брали деньги у предприятий и населения.

Вводили десятипроцентный налог и плату за коммунальные услуги (два миллиона в год приносило только электричество), требовали дань за транзит грузов и старались влезть в любой бизнес. Отдельная статья — поставки топлива, сигарет, продуктов питания, лекарств, предметов первой необходимости.

К тому же талибам помогают из-за рубежа. Как выяснили журналисты BBC News, около 500 миллионов долларов в год поступает от частных спонсоров из стран Персидского залива — Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Первые трудности

«Талибы построили финансовую империю, но все пошатнется, когда они возглавят правительство», — прогнозировали западные СМИ. Так и случилось. Исламисты, до этого хозяйничавшие исключительно в сером секторе экономики, уже столкнулись с первыми трудностями.

Не веря обещаниям новой власти, жители бросились в банки — забирать сбережения, рассказывают работающие в Кабуле корреспонденты Bloomberg. Это серьезно ударило по экономике. В банкоматах заканчиваются наличные, стремительно растут цены. Так, мука и масло подорожали на треть. Улицы безлюдны, большинство аптек закрыто.

«Банковская система парализована. Афганистан — страна, зависящая от импорта. Вывозят на 870 миллионов долларов, а ввозят на 8,6 миллиарда. Талибам теперь нужно кормить народ, содержать государственный аппарат», — пояснил в беседе с РИА Новости научный сотрудник Института востоковедения РАН, директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

Семьдесят пять процентов госрасходов обычно покрывали за счет международной помощи. Кабул получал свыше четырех миллиардов долларов в год. Отныне рассчитывать на это не приходится.

По словам главы Центробанка Афганистана Аджмала Ахмади, бежавшего из страны, большая часть средств, накопленных предыдущими властями, находится за пределами республики. Семь из девяти миллиардов долларов валютного резерва хранятся в США. Администрация Байдена собирается заморозить эти активы.

Афганистану грозит скачок инфляции, обесценивание национальной денежной единицы и усиление бедности. Если новое правительство не добьется признания мирового сообщества — изоляция. Но Омар Нессар полагает, что страны региона вскоре вступят в диалог с талибами. А значит, у режима могут появиться новые источники доходов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.