О реформе управления. Постановка проблемы

Аналитика,Лента событий,Статьи 28 Авг 2021 09:21
0 отзывов

Это самая трудная проблема. Аппарат президента КР не реформировался с момента создания института президента в 1990 году. Такая сверхмощная концентрация власти в аппарате президента КР была связана борьбой с аппаратом ЦК Компартии Киргизии за власть. Были конечно косметические реформы, создавались новые отделы и сектора, расформировывались старые, назначались кадры. Но эти движения не меняли суть работы.

Аппарат Президента был монстром, не имея какого-то определенного статуса в конституции, а руководитель аппарата становился могущественной политической фигурой, который мог затмить собой и президента страны. Деятельность аппарата находилась вне общественного и государственного контроля. А внутри аппарата не были разделены функции между советниками и исполнительными работниками. Вопреки современным достижениям управленческой науки, функции сотрудников были перемешаны, советники были одновременно и исполнителями, а помощники и ответственные за исполнение решений — советниками, что вносило неразбериху в работу аппарата и других ветвей власти и органов власти. Не с кого было спрашивать за советы и их исполнение, особенно, за провалы в политике. Было непонятно, кто разрабатывает политику, а кто отвечает за ее исполнение.

Впервые попытку разделить функции аппарата президента предприняли при президенте Бакиеве в 2009 году, когда администрацию разделили на 3 части: аппарат, секретариат и сектор безопасности, который возглавлял государственный советник КР. Руководитель аппарата и его работники отвечали за исполнение политики, секретариат и его сотрудники занимался разработкой политики, государственный советник занимался проблемами безопасности.

Все эти институты были независимы друг от друга и прямо подчинялись президенту КР. Исчезла доминирующая фигура «серого кардинала».

Каждый сектор делал свою работу и нес за нее прямую ответственность перед президентом КР. Советниками не могли стать шофера и телохранители, а также желторотые юнцы. В работе госаппарата наметился определенный порядок. Но события 6-7 апреля 2010 года прервали эту реформу и вернули управление страной в первобытной состояние, где никто ни за что не отвечал. Сейчас такая система управления анахронизм.

Полагаю, что надо возобновить эту работу и провести децентрализацию власти в аппарате президента ради интересов развития страны. Мы, конечно, не первооткрыватели, но данная реформа давным-давно была проведена во всем мире, в т.ч. и в РФ. И не просто ради забавы, а потому, что без хорошего управления мы снова будем вынуждены стоять на месте, растрачивая попусту драгоценное время.

Надо провести работу по децентрализации власти между ее ветвями, между властью, гражданским обществом и бизнесом, между центром и местным самоуправлением, между частными и государственными интересами.

Функциональный анализ

Я не упомянул, что во времена президента Акаева намечалась реформа госуправления. Это кажется были 2000-е годы. Была даже кажется подготовлена ее концепция, которая была потом по высочайшем повелению положена под сукно. Если я в чем-то ошибаюсь, а мемуары могут страдать субъективностью, мои коллеги меня поправят. В частности, я надеюсь на поддержку тогдашнего вице-премьера М. Джангарачевой и завотделом администрации президента Т.Койчуманова, которым было поручено провести функциональный анализ органов государственной власти. Вышедшие из недр науки и образования эти кадры сделали свою часть задания.

В целях повышения эффективности деятельности госаппарата концепция предлагала создать ее оптимальную структуру, которая бы исключила дублирование, параллельные и лишние функции, создание нужных функций, передачу части государственных функций в частные и гражданские структуры и т.д. Это был выход из тупиковой ситуации, когда государство каждый год проводило повальные сокращения кадров, от которых было много суеты и мало толка.

Аппарат после очередного сокращения снова и снова вырастал «назло надменному соседу». Тогда от этой идеи мы неблагоразумно отказались. Но проблема осталась и сильно тормозит развитие нашей страны. А повальные сокращения кадров до сих пор используются для того, чтобы избавиться от неудобных профессионалов и привести на хлебные должности «свои кадры». Поэтому произошло то, что называют «дефицитом кадров». В разы упала управленческая культура страны, в которой трудно найти нужного специалиста. А структура аппарата президента, правительства и парламента — исполнительной и законодательной ветви власти, как в советские времена, не признававшей систему разделения власти, сдержек и балансов, копируют друг друга.

Жогорку Кенеш

За почти 36 лет своего существования Жогорку Кенеш пережил 8 конституционных изменений. Они касались его структуры (1-2-палатный), численности, полномочий, места и роли парламента в системе власти, порядка избрания депутатов. За это время было проведено 7 парламентских выборов, два созыва были распущены досрочно, 1 выборы объявлены недействительными. Крайне нестабильной была партийная система: беспартийным был Жогорку Кенеш 1-го созыва; многопартийным с доминирующей партией – 3 и 4 созыв; многопартийным – 2, 5, 6 и 7 созыв.

Кадровый потенциал парламентских партий слаб. В числе депутатов высок удельный вес случайных людей. Несмотря на частные изменения, оптимальная модель отечественного парламента так и не найдена.

Среди очевидных недостатков в деятельности парламента следует назвать сильное влияние советского политического наследия. Недостаточное знание и применение парламентских технологий, процедур, механизмов. Неустойчивость его отношений с ветвями власти. Наличие ряда неэффективных юридических процедур (например, «разное», «практика» создания многочисленных временных комиссий и др.). Распространение неформальных и неправовых практик, коренящихся в клановой организации общества. Планирование законопроектной работы носит условный и неэффективный характер. Не соблюдается процедура 3-кратного чтения законопроектов. Отсутствие необходимых навыков проведения всех необходимых видов экспертизы законопроектов, а также проведения парламентского контроля.

В Жогорку Кенеше сложилась неэффективная структура управления, которая переходит по наследству от созыва к созыву. В частности, продолжается практика распыления интеллектуальных ресурсов, раздробления законодательного процесса и функций контроля. Раздроблен экспертно-аналитический ресурс аппарата парламента. Создаются благоприятные условия для негативных неформальных практик. Законодательный процесс хаотичен и подвержен случайностям. Нет определенных и зафиксированных приоритетов деятельности. Нет четкой практики «ранжирования» законопроектов.

Следует оптимизировать структуру самого Жогорку Кенеша и его аппарата, чтобы это был цельный и сильный организм. Очень важно минимизировать их организационную, интеллектуальную, материальную раздробленность и дублирование, что делает парламент слабым и неэффективным.

Комитет – это маленький парламент, и в нем должны быть представлены все фракции. Поэтому партиям нужно позаботиться о том, чтобы их члены были равномерно представлены во всех комитетах, а не в традиционно популярных, каковыми являются комитеты по финансам, налогам и судебно-правовой системе.

Таким образом, можно сказать, что структура современного Жогорку Кенеша и его аппарата недостаточно рациональна, не имеет логики и критериев, надумана и искусственна. Количество комитетов, как и обслуживающих их отделов, велико и нерационально. Состав комитетов формируется произвольно и хаотично. Не видно в этом важном процессе формирования рабочих органов организующей роли партийных фракций. Фракции дублируют деятельность комитетов. Председатели фракций не могут надлежащим образом взять политическое руководство в свои руки, сосредоточиться на партийной работе, записываются в различные комитеты, принижая тем самым статус партийно-политической деятельности. А сами фракции недостаточно обеспечены своими кадрами, службами и помещениями.

Имеет место дублирование функций между подразделениями и службами парламента, выполнение несвойственных функций, наличие недостающих функций. Сложилось слабое взаимодействие между подразделениями аппарата Жогорку Кенеша. Информационное обеспечение оторвано от экспертного. Отсутствует полноценный рабочий контроль за конституционностью в законодательном процессе. Аппарат Жогорку Кенеш не обладает значительной независимостью и правом на собственное мнение.

Нерациональным является выделение из аппарата Жогорку Кенеша Управления делами, как самостоятельной структуры, т.к. это раздробляет еще финансовые и хозяйственные ресурсы парламента.

Аппарат парламента недостаточно стабильный и смена депутатов существенно влияет на его состав. Подбор персонала аппарата осуществляется, минуя систему государственной службы Кыргызстана. Стратегия развития Жогорку Кенеша должна быть привязана к целям страны.

Отсутствует систематическая и планомерная повседневная работа по переподготовке кадров, работа на будущее страны, на историю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.