Лента событий,Это интересно! Дата публикации:
0 отзывов

Адиль Тойгонбаев о браке с Бермет, о бизнесе в Кыргызстане и о Сооронбае Жээнбекове

Адиль Тойгонбаев – зять первого президента Кыргызстана Аскара Акаева. Он казахстанец по паспорту, женат на дочери экс-президента КР Бермет Акаевой с конца 1990-х годов. В Кыргызстане его прозвали “зятем всего кыргызского народа” и обвиняли в мошенничестве и коррупции. После свержения Аскара Акаева Тойгонбаева объявили в международный розыск и возбудили ряд уголовных дел. В 2017 году кыргызстанский суд заочно приговорил его к 20 годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

Издание Holanews.kz публикует интервью с Адилем Тойгонбаевым, о том, что он делал 24 марта 2005 года в день Тюльпановой революции и какую СМС ему написал Аскар Акаев, почему он не согласен с выдвинутыми ему обвинениями и про его политические амбиции.

– Вы знаете, что происходит в Кыргызстане? Вы следили за прямыми эфирами в СМИ?

– Эта страна очень близкая мне. Я люблю Киргизию. У нас сын наполовину киргиз. И я очень переживал за ситуацию.

– Ситуация, когда президент преследует предыдущего. Это нормальная тенденция?

– Это ненормальная тенденция. Вы не забывайте, что были периоды Аскара Акаевича (президент Кыргызской Республики 1990-2005 – ред.) и Масалиева (первый секретарь ЦК КП Киргизии 1985-1991 – ред.), и Усубалиева (секретарь ЦК Компартии Киргизии 1961-1985 – ред.). Усубалиев управлял страной 25 лет примерно, они были депутатами парламента, очень уважаемыми людьми, у них были резиденции рядом с Аскаром Акаевичем. Такую тенденцию начали последующие лидеры страны.

– У вас есть прогнозы, что будет происходить дальше в Кыргызстане в ситуации с нынешним и предыдущим президентами?

– Могу сказать, что Жээнбеков пока не может предложить какую-то модель экономического роста для страны, у него нет своего видения. Это очевидно для меня. Таких драйверов роста на данный момент в Киргизии я не вижу. В принципе, вот то, что было заложено Аскаром Акаевичем, допустим, та же легкая промышленность – кыргызы шьют, отправляют на экспорт продукцию, сельское хозяйство тоже, “молочка”, фрукты, овощи идут в Казахстан, в Россию – это было заложено теми реформами, которые делал Акаев.

– Вы имеете в виду, что экономику развивать начал Аскар Акаев, а Жээнбеков, по сути, ничего не сделал?

– Нет, еще рано говорить. Еще даже двух лет не прошло (с тех пор, как он стал президентом – ред.) Каждый должен внести лепту в развитие страны. Он не первый год у власти, он был и премьер-министром, был неоднократно депутатом и даже во времена Аскара Акаевича представители их семьи работали во власти. Один из его братьев работал губернатором в двух областях и сказать, что что-то выдающееся и эти люди способны на какой-то экономический прорыв – я бы так не сказал.

– Что вы думаете об Алмазбеке Атамбаеве?

– Атамбаев – политик. Он достаточно профессионально шел на конфликт и получил свое. Он неадекватный. В принципе своими действиями подставил своих сторонников. Сейчас он уже пойдет не по политическим, скажем, делам, а по уголовным. Серьезная статья. Там был убит один из спецназовцев, один был серьезно ранен. За все придется отвечать.

– Вы знаете, что вас называют “зятем всего кыргызского народа”?

– Ну вообще, слышал. Вообще, я никогда не брал киргизкий паспорт в руки, хотя мне неоднократно предлагали. Была поездка Аскара Акаевича в Америку, и меня включили в состав делегации как зятя. И технически они не успевали получить визу на меня. Были предложения со стороны администрации выдать мне дипломатический паспорт киргизский. Я сказал, что никакого отношения к Киргизии у меня нет, я гражданин Казахстана и паспорт киргизский брать не буду”.

– Как вы относитесь к тому, что вас прозвали “зятем” целого народа?

– Это же необъяснимые вещи. Вообще, киргизы очень близки к каким-то небылицам, сказаниям, это их национальная такая традиция. И эпос “Манас” тому подтверждение. Самый большой, великий эпос. Поэтому, ну сложили такую историю про меня, ну время же все расставляет на свои места. Я не вижу сейчас какой-то агрессивности по отношению ко мне.

– Одни СМИ пишут, что вы бывший зять Акаева, другие СМИ это опровергают. Вы бывший зять или нынешний?

– Мы женаты с Бермет… Сейчас живем на расстоянии. Она живет в Женеве, я живу в Алматы… Ну, так получилось. Это издержки политической жизни. У нас сын родился в Швейцарии, поступил в Цюрихский политехнический. Она работала в структуре Организации Объединенных Наций в Женеве. Она там и работала, когда мы поженились. И в принципе, ей комфортно жить в этой стране. При том, что сын родился в Швейцарии и учился в Швейцарии, и учится в Швейцарии”.

— Вы себя видите в политическом поле Казахстана, вы – политик? В следующем году будут парламентские выборы, вы будете там участвовать?

Я политик, я планирую участвовать.

— Вам не кажется, что приговор, который вам заочно вынесли в 2017 году в Кыргызстане, будет влиять на то, что вы не сможете участвовать на выборах?

Понимаете, в Киргизии вынесли приговор. Он вынесен заочно. Это было политическим шагом. Началось со времен Бакиева и Атамбаева. Видите, какая ситуация? Они сами получили приговоры или получат. Для Казахстана я законопослушный гражданин. Киргизия так и не прислала ни одного документа сюда. Тот же приговор. Они должны были прислать эти все документы, что они там вынесли.

— В 2005 году вас объявили в розыск. Как это отразилось на вашей жизни?

Да, были сложности в определенных странах. Меня задерживали в России и в Дубае. Разбирались. Если страна не может предоставить соответствующие документы, меня отпускали.

– Вас обвинили в мошенничестве, хищении и неуплате налогов и заочно приговорили к 20 годам. Вы согласны с обвинениями?

– Нет, конечно, потому что я этого не делал.

– Вы были руководителем крупнейших предприятий в стране…

– Я как гражданин Казахстана не был ни как физическое, ни как юридическое лицо представлен в Киргизии. Я даже там не был зарегистрирован как иностранец, который находится в этой стране.

– Почему тогда возбудили против вас и Айдара Акаева (сын Аскара Акаева – ред.) дела?

– Потому что бить по детям всегда больно для родителей. Вы же видите, эта традиция продолжается. Допрашивают сыновей Атамбаева.

– Вас также обвиняли в том, что вы большую часть акций газеты “Вечерний Бишкек” в обход законодательству выкупили.

– Вы видели, наверное, что судебные процессы после 2005 года по “Вечернему Бишкеку” продолжались. Какой-то период времени они между собой судились и почему-то пытались все время втянуть меня в этот процесс. Я могу сказать, что у меня друзья занимались этим направлением журналистским в Киргизии. Я им содействовал где-то, помогал, консультировал, но не более того.

– Чем именно вы занимались в Кыргызстане?

– Занимался консалтингом, путешествовал по стране. Очень любил путешествовать. 90 процентов в горы. Я очень любил горы. У меня достаточно средств содержать свою семью. Киргизия – настолько маленькая страна. Если ты там где-то появляешься, уже считают, что ты что-то приватизировал, что-то захватил…

– 24 марта 2005 года, когда произошла “Тюльпановая революция”, что вы в тот день делали?

– Я был на площади среди протестующих. Я был на площади в самой гуще событий и смотрел, как развиваются события. Для меня это было очень интересно”.

– Вы из интереса там были?

– Не только из интереса, я докладывал непосредственно Аскару Акаевичу о ситуации.

– Когда было принято решение уехать оттуда?

– Мне прислал Аскар Акаевич СМС – я его до сих пор храню – “выезжай из страны”.

– 24 марта 2005 года поступило СМС?

– Да.

– Когда вы в последний раз были в Кыргызстане?

– Все, это был последний раз. Многие говорят, что я часто бываю на Иссык-Куле. Но это только слухи. Киргизы любят распространять слухи.

– У вас было чувство тревоги перед 24 марта?

– Да, было. Я так же переживаю сейчас за Киргизию. Мне больно смотреть, как развиваются события.

– Это было ожидаемо, что произойдет вторая революция?

– В принципе да, потому что нельзя узурпировать власть таким наглым образом, как ее узурпировал Бакиев. Нельзя убивать людей.

– Аскара Акаева обвиняют в том, что в селе Боспиек были расстреляны люди…

– Аксыйские события. Это очень спорная ситуация. Это выглядит как провокация. Сложно сказать, кто там был. До сих пор решения комиссии не дали результат.

– Как события, которые произошли 24 марта, восприняли ваша жена и тесть?

– Аскар Акаевич очень достойно воспринял. Для него главным было то, чтобы вот эта ситуация разрешилась, чтобы страна не потеряла динамику. Он всегда способствовал тому, чтобы процесс шел дальше. Он подписал все документы в Москве, не препятствовал тому процессу, который шел в стране.

– Ваша семья не предполагала, что если Айдар Акаев и Бермет Акаева идут в парламент, то скорее всего будут беспорядки?

– Я вообще не был сторонником того, чтобы моя супруга шла в депутаты парламента. Я ей об этом говорил, но она пошла. Помните, наверное, в 2005 году она вернулась в страну. Я тогда сказал: “Если ты не можешь поменять ситуацию, то лучше в этом процессе не участвуй”. Потому что один человек в тот период времени даже очень сильный, амбициозный, образованный, он не может поменять ситуацию. На данный момент киргизы соответствуют своему уровню. Допустим, они выбрали Жээнбекова – это их президент. Так же, как и Бакиев – их президент”.

– В Кыргызстане есть независимый суд?

– На данный момент нет. Вы же видите судебные решения в отношении Атамбаева. Он же пожинает плоды своего труда. Он не успел сформировать судебную систему. То же самое Аскар Акаевич. Он тоже не успел сформировать судебную систему и получил тот результат. Судебная система не формируется так быстро. Представляете, какой объем судей необходим. Даже суд присяжных… Все упирается в человеческий фактор…

— Про заочный приговор. Вы подавали на апелляцию?

Подавали. Адвокат – он сейчас Курсана Асанова (бывший замминистра МВД КР – ред.) защищает – Икрамидин Айткулов. Он что-то подавал. Но там просто идет команда сверху судье и все.

— 19 марта ушел с поста президента Нурсултан Назарбаев. Для вас это было ожидаемо?

Я считаю, что это очень мудрое решение. Было ощущение того, что мы входим в новую эпоху.

— А когда Токаев на следующий день сказал, что Астана будет Нур-Султаном?

Я не поддерживаю это решение. Я считаю, что оно преждевременное. Назарбаев очень много сделал для столицы и время должно показать. Прижизненное переименование не считаю необходимым.

— Годы президентства Назарбаева – это золотые годы для Казахстана?

Время покажет.

— В Казахстане есть независимый суд?

Тоже очень сложно сказать, потому что я думаю, что на пространстве СНГ судебная система не реформирована. Даже в Грузии. Очень сложно реформировать систему, где очень много людей требует замены. Допустим, система МВД. Представляете сколько тысяч людей нужно поменять? Мы все знаем, что они берут взятки, вымогают что-то. Система образования в той же Киргизии. Все знают, что преподаватели берут и деньгами, и натурой и так далее. Но где вы найдете такой объем преподавателей? Это сложно, это требует кропотливой, долгосрочной работы.

– Предположим, с вас сняли бы обвинения. В какой бы Кыргызстан вы бы вернулись?

– Я очень люблю Иссык-Куль, я по нему скучаю прямо. Хотелось бы приехать, посмотреть какие изменения произошли за эти почти 15 лет. У меня очень много друзей там. Они остались, сохранились.

Фото Екатерины Волковой, Holanews.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.