Рай или ад для инвесторов

Записки на полях конфликта в Нарынской области

Горнодобывающий сектор очень важен для экономики Кыргызстана. На него приходится почти 8,5 % ВВП и 45 % экспорта. Доходы от добычи полезных ископаемых являются значимой частью бюджета – около 9 %. В горнодобывающей отрасли трудится почти девять тысяч кыргызстанцев.

Всего в Кыргызстане есть более 1000 месторождений полезных ископаемых, ряд из которых уже разрабатывается. Первое место среди добываемых у нас металлов занимает золото. Оно составляет  94% добычи полезных ископаемых. Далее, с большим отрывом, следует медь —  5%. На другие металлы приходится не более 1%.

Но, не смотря на очевидные выгоды для страны от горнорудной отрасли, Кыргызстан так и не стал за все годы независимости Меккой для инвесторов – недропользователей. И одна из причин — частое противостояние с местными сообществами.

Факторы конфликтогенности

  • В каждом конфликте есть три стороны – государство, инвестор и местные сообщества, которые часто и ошибочно рассматриваются двумя сторонами именно не как сообщества, а как местное население. Т.е. просто люди, которые живут в той или иной местности, не имеющие особенных коммуникаций, своей «картины мира» и представления о том, как должна развиваться территория их проживания. Такой подход изначально закладывает конфликтогенность в потенциальное сотрудничество. Ведь инвесторы и чиновники, к сожалению, не учитывают особое отношение местного сообщества к каким-то сакральным местам своей местности, мазарам, артефактам, к земле предков в целом.
  • У нас не любят богатых. И образ бизнесмена, инвестора, представлен в массовом сознании не как образ возможностей положительных изменений, а как «пришлого» капиталиста, думающего только о своей выгоде. Все остальное – экология, последствия реализации проекта этого «инвестора – монстра», не волнуют. Он приходит работать под лозунгом – «после меня хоть потоп». Такое восприятие инвесторов формировалось десятилетия и несет в себе отголосок еще советского времени, с его резко отрицательным «дядюшкой Сэмом».
  • Как ни странно, открытость современного мира и доступность любой информации тоже становятся одним из факторов конфликтогенности. Потому что накладывается на недоверие к государственным структурам. Информация об экологических катастрофах, последствиях радиации, например, при добыче урана, проблемы хвостохранилищ и урановых отвалов, провоцирующих рост онкологии и не решенных до сих пор, химических выбросов и т.д. Местные сообщества, рядом с месторождениями с трудом верят чиновникам и инвесторам, что их это не касается, проблем не будет и технологии шагнули далеко вперед.
  • Еще один мощный конфликтогенный фактор – отсутствие положительных примеров в горнодобывающей отрасли. «Кумтор», не смотря на свои социальные и пиар компании – пример отрицательный. Проект воспринимается, как афера, наносящая вред не только экологии страны, но еще и как обман всего народа. Ведь само соглашение по мнению большинства, не выгодно для Кыргызстана.
  • Помимо трех сторон – участников конфликта, часто появляются еще и другие факторы, в разной степени влияющие на его развитие. Это и местные криминальные группировки, и криминал, скажем так, республиканского масштаба и группы, представляющие заинтересованные кланы и различные группы интересов, например, представители конкурирующей компании, и т.д. Они могут проявлять себя, как на разных стадиях конфликта, так и вообще до того, как тот или иной проект начнет реализовываться. В этом случае местное сообщество или его часть уже изначально настроено против проекта.
  • Любые избирательные компании и политические кризисы, тоже являются факторами, повышающими конфликтогенность. Во время предвыборных кампаний любого уровня кандидаты очень часто используют националистическую риторику, подаваемую, как патриотизм. «Бей чужих!» — бессмертный и, к сожалению, работающий лозунг, объединяющий на время кандидата и местное население (в этом случае, именно население, а не сообщество). И этот фактор особенно нужно учитывать в преддверии выборов 2020 года.
  • Политизированность любого конфликта. Для Кыргызстана — это естественный порядок вещей. Сразу же начинается поиск виноватых – в нашем случае, это, например, кто дал лицензию, при каком президенте это было и т.д. Этому способствует и отсутствие преемственности власти и понятных и открытых «правил игры».

Социальная лицензия, как выход

Прежде всего государство и инвесторы должны учитывать социально-культурные особенности региона, где собираются работать и получить, так называемую социальную лицензию (Social License to Operate — SLO)  на работу. Согласно определению Всемирного банка, социальная лицензия на работу – это «свободное, предварительное и компетентное согласие между местными сообществами и заинтересованными в горной деятельности сторонами». Социальная лицензия – это не только согласие со стороны местных сообществ на начало работ на месторождении, но и поддержка проекта в будущем. И это очень важный момент, ведь мнения и позиция представителей местных сообществ может меняться во временем. Общих правил по получению социальных лицензий для горнорудных компаний не существует. Все зависит от региона и специфики проекта. В мировой практике немало примеров, когда социальную лицензию компаниям приходилось получать уже на стадии разработки, а не начала реализации проекта.

Но очевидно, что для установления взаимодействия между местным сообществом и инвесторами в нашем случае необходимо использовать, в том числе, традиционный язык и ритуалы. Например, ритуал дачи «бата».

Еще одним важнейшим аспектом социального лицензирования является своевременное информирование со всех сторон и установление коммуникаций.

Последний пример с конфликтом на месторождении Солтон-Сары в Нарынской области. Радикализация конфликта пришлась на 5 августа 2019 года. А ведь симптомы обострения ситуации появились еще в середине июля. На месторождении, разрабатываемом китайскими инвесторами, были произведены взрывные работы без предварительного оповещения местного сообщества. В результате после взрыва начали множиться слухи о падеже скота и кожных заболеваниях у детей, как результате выброса химикатов. Если бы инвесторы своевременно рассказали представителям местного сообщества о планируемом взрыве, то такой волны слухов можно было бы легко избежать

 

Аналитическая группа редакции Elgezit.kg

 

Добавить комментарий