Как японка Акари Хошино учит кыргызский язык и чем занимается в айыле (фото)

Интервью,Лента событий,Страна,Это интересно! 11 Июл 2019 18:25
0 отзывов

Каныкей МАНАСОВА — специально для Elgezit.kg

Последний раз близко и адресно я общалась с человеком из Страны восходящего солнца много лет назад, когда училась в университете и у меня была подруга по переписке оттуда. В памяти остались ее открытость, жизнерадостность и желание лучше узнать страну, в которой я живу. И вот новое знакомство с представительницей Японии.

Волонтер Акари Хошино прилетела в Кыргызстан в декабре 2018 года. Скоро ей исполнится 25 лет, и она учится в магистратуре факультета сельского хозяйства Университета Хоккайдо в городе Саппоро. У нас она оказалась благодаря сотрудничеству между кыргызскими и японскими фермерами при поддержке международных организаций. В университете после окончания бакалавриата девушке удалось получить стипендию (scholarship) на дальнейшее обучение в магистратуре и это позволило ей приехать в Кыргызстан, чтобы заняться исследованиями для дипломной работы.

 

Ускоренный кыргызский

Стоит отметить, что разговаривали мы с Акари сан на кыргызском языке. Выяснилось, что русский и английский языки она знает хуже кыргызского. Последнему она обучалась в Бишкеке два месяца, когда только приехала. Остальные навыки общения и словарный запас она приобрела, погрузившись в языковую среду, то есть когда отправилась в кыргызстанскую глубинку – село Ново-Вознесеновку Ак-Суйского района Иссык-Кульской области. Слушая речь Акари на кыргызском, я, конечно, не могла не восхититься тем, как неплохо она овладела языком за полгода. Да, не знает она еще многих слов, но зато старается выражать свои мысли без примеси иностранных слов: «Мен жаш кезимен айыл-чарба жумушка кызыгам» (Сельское хозяйство меня привлекало с самого детства).

По словам Акари, у ее дедушки с бабушкой есть небольшой огород, в котором они выращивают овощи и фрукты для себя. Девочкой она провела там немало времени, помогая им. В целом, говорит она, в Японии не так много равнинной земли, поэтому народ ее страны научился разбивать угодья на террасах на склонах гор.

— Сейчас у нас в сельской местности остается все меньше людей, все хотят жить в городе и переезжают. Из-за урбанизации сокращаются площади пахотных земель, — с сожалением отмечает Акари.

Долгая дорога на Иссык-Куль

Выбор иссыккульского кооператива был неслучаен. В октябре 2017 года при содействии Японского агентства международного сотрудничества (JICA) эксперт СКК Анара Байжуманова и председатель правления «Иссык-Куль Органика» Сонунгул Жылтырова обучались в Японии. Стажировка проходила на острове Хоккайдо в городе Саппоро. Тогда-то, говорит Акари, она и познакомилась с Сонунгул эже. Потом Жылтырова подала заявку на то, чтобы к ним в кооператив прислали волонтеров. Так, спустя время, Акари оказалась в Ново-Вознесеновке.

К слову, там находится один из первых открывшихся в республике в 2012 году сельскохозяйственный товарно-сервисный кооператив «Иссык-Куль Органика». У него есть сертификат IMO (Швейцария) на производство органической продукции. В 2013-м кооператив начал специализироваться на выращивании, сушке и реализации лекарственных трав — валерианы, календулы, мяты перечной, корня солодки и в том же году начал поставлять свою продукцию в Германию. Помимо этой продукции кооператив также занимается выращиванием и реализацией органических фруктов (яблоки, груши) и овощей (чеснок, картофель).

Кооператив включает в себя 223-х работников из Ак-Суйского, Джети-Огузского и Тюпского районов, из них 61 занимается органикой.

— Я живу в доме Сонунгул эже, помогаю в кооперативе и делаю исследования пятый месяц. И знаете, именно горные районы Иссык-Кульской области очень похожи на мою родину – префектуру Хоккайдо. У нас там тоже гористая, неровная поверхность земли, климат такой же, когда летом по утрам и вечерам прохладно, а днем нет зноя. Вот в Токио, например, очень жарко. Сейчас там температура воздуха под +40 градусов. Мне было легко акклиматизироваться в Ново-Вознесеновке, — замечает Акари.

Кыргызское село и городская японка

— К чему пришлось заставить себя привыкнуть? – спрашиваю.

— К туалету на улице! – со смехом ответила Акари. – В кыргызском айыле у всех туалеты находятся во дворе, не в доме. Когда я была в гостях у односельчан, видела, что у них так же. И многие туалеты старые. Постепенно привыкла. Также было непривычно стирать вручную — в Японии такой труд ведь давно автоматизирован. А в селе у многих жителей нет колонки с водой или канализационной трубы. Я все спрашивала: «А куда выливать грязную воду после стирки?». Мне отвечали, что могу выплеснуть ее куда угодно и подальше. Это меня несколько даже шокировало поначалу. В Японии так делать нельзя.

Девушка отметила, что при этом вода из родника, которую для питья и готовки употребляют в доме Сонунгул эже, чистейшая и вкуснейшая.

— А какой воздух в айыле, особенно когда с гор дует ветерок и несет ароматы разнотравия! – восхищенно говорит Акари.

По ее словам, люди в селе живут открытые, простые, трудолюбивые и щедрые. Сейчас она знакома практически со всеми, кто там проживает, у многих побывала дома в гостях.

— Кыргызы едят очень много мяса, в том числе баранину, — констатирует Акари общеизвестный факт. – Я этому так и не научилась. А еще я впервые увидела, как режут барана. Это было страшное зрелище. В Японии это делают, не показывая другим. Был интересный опыт также с посадкой картошки весной. Набираешь в небольшое ведерко посадочный материал, вешаешь его на себя и вручную в углубления на поле кладешь картофелины. К вечеру потом поясница дает знать о себе. В моей стране такой труд опять же автоматизирован. В кыргызском селе жить труднее, в японском – легче.

О будущем

— А если вы влюбитесь в кыргызского джигита из айыла, любовь окажется взаимной, и он позовет вас замуж, останетесь у нас? – предлагаю Акари ситуацию.

— Нееет, — смеется она. – Кыргызстан мне очень нравится, но остаться жить здесь я пока не могу. Не готова стирать вручную. А если без шуток, то мне доучиться надо, а потом начать работать. Хочу заниматься сельским хозяйством, использовать свои знания. Так что о замужестве я пока даже не думаю.

По ее словам, ее серьезно волнует то, что кыргызским фермерам, занимающимся органической продукцией, негде потом сбывать ее.

— Я узнавала. Оказывается, в Кыргызстане многие фермеры за невысокую цену отдают свою сельхозпродукцию посредникам. А те потом дорого перепродают ее. Это неправильно, так не должно быть. Поэтому у кыргызских фермеров постоянно не хватает денег на агротехнику, семена и другое. В Японии, например, у каждого фермера есть свой трактор. Потом, когда он соберет свой урожай, он не мучается и не ищет способы, как его довезти до потребителей. Само государство участвует в создании удобной логистики для японских фермеров. А частных посредников практически нет. В Кыргызстане многие фермеры, с кем я встречалась, выращивают очень качественную, органически чистую продукцию – лекарственные растения, овощи, фрукты. Часть из них уходит за границу, но многое остается и в республике. Почему ваше Министерство сельского хозяйства не участвует в этом процессе и не помогает фермерам в логистике? – задалась вопросом Акари сан.

Проговорили мы с этой веселой и одновременно серьезной девушкой несколько часов. Вместе смеялись, когда она не могла выговорить какое-нибудь длинное слово по-кыргызски, но старательно повторяла его снова и снова. Впереди у нее поездка на джайлоо с Сонунгул эже, ночевка в юрте, купание в Иссык-Куле и исследования, которые должны помочь фермерам. Пообещала к следующей встрече выучить новую песню на кыргызском языке и спеть ее. Жакында көрүшкөнчө, Акари сан!

Фото Elgezit.kg и из личного архива Акари Хошино.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.