Что ждет Атамбаева за решеткой

Палитра для Атамбаева

В последние годы киргизские политики не зарекаются от тюрьмы. Коррупция в республике на высоком уровне, потому чиновники всех рангов и мастей исправно пополняют места не столь отдаленные, освобождая посты для очередной партии потенциальных взяточников. Сформируется ли в киргизских тюрьмах каста «политических»?

Бывший президент страны Алмазбек Атамбаев может оказаться за решеткой уже в ближайшее время. Он был лишен неприкосновенности по решению парламента. Бывший глава республики сам заявил, что у него есть информация о готовящемся аресте, и пообещал обороняться при попытке его арестовать, создав в своем родовом селе целый штаб. Не забывает опальный политик проводить и регулярные митинги, что может только ухудшить его положение, если дело дойдет до суда. Пока же он отказался прийти на допрос в Следственное управление МВД, куда его вызвали в качестве свидетеля.

Находятся в СИЗО ГКНБ бывшие премьеры Сапар Исаков и Жанторо Сатыбалдиев, а также другие высокопоставленные чиновники, которым предъявлены обвинения по делу об аварии на ТЭЦ Бишкека в январе прошлого года. В случае ареста Атамбаева по ту сторону киргизской решетки может сформироваться полноценное правительство.

Блатной расклад

Как известно, еще с советских времен население тюрем и зон делилось на касты, то есть «блатных», «мужиков», «опущенных» и так далее. Сами тюрьмы и зоны также подразделялись на «черные» и «красные». В «черных» правит воровской закон, в «красных» зонах и тюрьмах сидельцы беспрекословно подчиняются администрации пенитенциарного заведения (есть и другая классификация, согласно которой «красная» зона – это зона, где отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов. – Прим. «Ферганы»).Последние годы появились так называемые «зеленые» сидельцы. Речь не о защитниках природы, а об исламистах, которых суд признал виновными в экстремизме и терроризме.

В странах СНГ ряды «зеленого» братства пополняются непрерывно. Так, в России можно угодить за решетку, перечислив $2 знакомому, который уехал воевать в Сирию, или за публикацию ролика, который, по мнению экспертов, призывает воевать с «неверными». Однако в тюрьмах РФ сохранились и воровские понятия, есть и «красные» зоны. Между тем к «зеленым» в РФ относятся с опаской не только зеки, но и администрация, и лишний раз их стараются не беспокоить.

Власть в законе

В Туркменистане, Узбекистане и Таджикистане все тюрьмы «красные». Если в этих странах жестко контролируют «свободных» граждан, то о каких «понятиях», кроме лагерного режима, может идти речь в местах заключения? Кроме того, на зонах прибавилось «зеленых», и если в РФ к ним относятся к осторожностью, то для тюремных администраций стран ЦА это дополнительный повод унизить заключенного.

В первую очередь это связано с тем, что подавляющее большинство здесь мусульмане, и религиозный экстремизм в понимании местных законодателей и правоохранителей может проявляться самым разным образом. Так, в Таджикистане многие сидят по обвинению в салафизме, в Узбекистане в тюрьмах полно так называемых «религиозников», севших за хранение не той литературы или за совершение намаза в неположенных местах. В Туркменистане могут посадить вообще за все, в том числе за фотографию с молящимися.

Давно ничего не слышно о туркменских ворах в законе. Последнего из них, Аймурада Нурыева, в 90-е годы расстреляли по приказу бывшего президента страны Сапармурата Ниязова, казнь транслировали по местному телевидению.

Ислам Каримов тоже не любил «блатных». Большинство криминальных авторитетов Узбекистана были отправлены за решетку, небольшая их часть работала под контролем властей, кто-то сбежал за рубеж. С приходом Шавката Мирзиёева ситуация поменялась. В 2018 году впервые за 20 лет в Ташкенте состояласьсходка воров. Как и на любом серьезном мероприятии, было принято важнейшее и волевое решение – узбекские воры в законе решили подчиниться законникам из РФ. Однако на положение в узбекских тюрьмах это, по всей видимости, никак не повлияет. Узбекские авторитеты пока решают собственные проблемы и налаживают международные связи.

О том, что творится в тюрьмах и на зонах Таджикистана, известно очень мало. Менее чем за год произошли два бунта, которые привели к десяткам жертв. По версии властей, зачинщиками беспорядков как раз и были «зеленые», да и ИГИЛ согласился с версией правительства. Ни о каких воровских понятиях на зонах речи быть не может. Один из последних воров в законе Рауф Солиев (Император) скончался в 2000 году, в девяностые погибли Азиммурод с Захматабадской, Кувват и Файз «Дароз».

Оттенки зеленого

В Киргизии ситуация в тюрьмах, на первый взгляд, не должна быть такая жесткая, как в соседних странах. Безусловно, преследование воров в законе есть, достаточно вспомнить дело Азиза Батукаева, однако сам факт, что он сидел в киргизской тюрьме, а потом вышел на свободу и выехал за границу, может сказать о многом. Открыто проживает в Киргизии криминальный авторитет Камчи Кольбаев (Коля-киргиз). О криминальных авторитетах регулярно пишут местные СМИ. Член экспертного совета по укреплению национального единства и религиозной политики при президенте Киргизской Республики Денис Бердаков и вовсе заявляло существовании в стране мафиозных структур и их связях с правительством.

Мы решили узнать о реальной ситуации в киргизских тюрьмах у человека, который по своей работе постоянно сталкивается с обитателями колоний, адвокатом Арсеном Амбаряном.

– Недавно «угольный король» Мотуев заявил, что Атамбаева за решеткой убьют, может ли такое быть?

– Не думаю. Власти обеспечивают безопасность и более одиозным сидельцам. А вот то, что он все-таки попадет в руки следствия, несмотря на то что все судьи им же и были назначены, почти не сомневаюсь.

– Где будет сидеть Атамбаев?

– Есть зона для чиновников, там Атамбаеву место найдут, но пока идет следствие, будет сидеть вместе с командой Сапара Исакова в СИЗО ГКНБ. Там целое правительство собирается. Чекисты уже заявляют, что мест больше нет.

– Есть ли в Киргизии «черные» зоны?

– У нас в стране все зоны «черные». Кыргызстан – единственная республика региона, где большинство заключенных живут по понятиям, не работают. Это, как мне кажется, связано со свободой слова и демократией в республике. Кстати, при Атамбаеве были попытки использовать закон об экстремизме против блогеров и журналистов, но сейчас такая практика не наблюдается.

– Неужели так сильно влияние воров?

– Да, конечно, воровской ход пока держится. В битве же не только власть, но и деньги, наркотики, алкоголь и все, что сопровождает зону.

– В России есть понятие «зеленые», так называют исламистов на зоне. Есть ли такое понятие в киргизских зонах?

– Настоящие исламисты сидят в отдельной зоне, практически в тюрьме. Похоже, это единственная зона, которую власти контролируют жестко. Остальные «якобы исламисты», которые отбывают наказание за распространение брошюр, например, сидят в общих зонах. Воюют с уголовниками. Власти уже не могут ограничить их влияние.

– Блатные соблюдают каноны ислама?

– Все ходят в мечети, которые по закону на территории тюрем запрещены, но продолжают функционировать благодаря авторитету воров. Есть и имамы. Раньше капелланы еще были в тюрьмах, но на данный момент почти все сидельцы – мусульмане. Правда, в единственной женской колонии баптисты открыли молельню. Вроде швейные машинки для зоны закупили, им и разрешили. Не будем забывать, что во всех странах мира арестанты часто ударяются в религию, а в Киргизии еще и почва благодатная, люди верующие. Так что последние лет 15 в Кыргызстане все зоны «черные» с «зеленым» отливом.

Добавить комментарий