Ода трудовым мигрантам

О́да (от древне-греч. «песнь») — жанр лирики, торжественная песня, посвящённая какому-либо событию, герою, или отдельное произведение такого жанра.

В стране идет затяжная борьба с коррупцией, и хотя ведется она со времен незабвенного первого президента, для нас это по-прежнему актуальная проблема. Как известно, коррупция свойственна прежде всего бедным странам, и именно там она обретает уродливые формы. Это обстоятельство, впрочем, не мешает свитам правителей, разномастным экономическим оракулам и прочим прилипалам приписывать себе заслуги в росте экономики и борьбе с коррупцией.

Опыт тех стран, где борьба с коррупцией ведется на деле, а не на словах, показывает, что залог ее успеха – ведение борьбы на упреждение и сопровождение реальными экономическими реформами (созидание и развитие). Очевидно, что ее можно вести только так и не иначе. В противном же случае, когда индекс доверия к проводимой властями политике падает, народ голосует ногами, уезжая за рубеж. Кто временно, а кто, не видя для себя и своих детей перспективы на своей Родине — и навсегда.

Хлеб мигрантов не сладок — они рискуют здоровьем, жизнью, капиталом, будущим своих детей. И хотя миграция вроде бы положительно влияет на рост материального благосостояния семей, но для подрастающего поколения отсутствие одного или обоих родителей тоже имеет свою цену. И здесь нашему обществу еще предстоит заплатить по счетам в виде разрушенных семей и молодых членов общества, недополучивших родительского внимания и любви, должного воспитания и образования.

Кыргызское экономическое «чудо» зиждется на деньгах наших мигрантов. Именно эти деньги, вливаясь в экономику, в конечном итоге попадают в бюджет — на них строятся школы, больницы, решаются вопросы жилья. Затем денежные переводы в Кыргызстан увеличивают совокупный спрос, повышают уровень потребления семей, вносят свой вклад в поддержание экономики и курса национальной валюты. И в целом снижают накал в решении комплекса внутренних социально-экономических проблем страны.  Частично эти деньги вкладываются и в покупку  недвижимости и автомобилей – самые надежные по нашим меркам вложения, поскольку иных спасительных гаваней нет, а рынок ценных бумаг так пока и не получил должного развития, находясь в летаргическом сне аж с 1998 года. Именно на денежных переводах трудовых мигрантов стоит кыргызский сом!

Даже страшно подумать, что случится, если денежные переводы вдруг обмелеют. Обвалится курс сома (взлетит цена на иностранную валюту), в разы упадет уровень потребления граждан, сожмется малый и средний бизнес, дающий весомую долю занятости населения, обвалится цена на недвижимость, застынут стройки, еще глубже просядет сельское хозяйство, обмелеет ручеек налоговых поступлений в бюджет. А отсюда уже недалеко и до ненадлежащего выполнения своих функций государством…

Россия и Казахстан пока с пониманием относятся к нашим «временным» трудностям. И если Президент Узбекистана говорит о возвращении на родину 2 млн. мигрантов с созданием для них условий, то от наших властей об этом ничего не слышно. Больше на слуху разговоры об облегчении условий их выезда зарубеж (исключение из черных списков, смягчение визовых требований). И то дело – меньше активных, трудоспособных  и недовольных нынешним положением людей будет путаться у властей здесь, под ногами. В общем, значительная часть протестного потенциала тем самым канализируется прочь отсюда.

Вся нынешняя  кыргызская государственная бизнес-модель – это деньги мигрантов. Это, по сути, огромная заплатка на дырявых штанах с открытой задницей – дескать, срамные места прикрыты, и ладно.

Что делать? Искать кадровый потенциал во власть, находить профессионалов, вырабатывать решения и трудиться, трудиться.

Добавить комментарий