Нужна ли нам Академия наук?

Умер Жорес Алферов. Выдающийся российский ученый — физик.  В 2000 году он стал лауреатом Нобелевской премии, и его смерть, это, безусловно, утрата для всего научного мира. Из здравствующих ныне российских нобелевских лауреатов, теперь остался только Михаил Горбачев. Лауреат Нобелевской премии мира. Не речь сейчас, как вы понимаете, не о политиках и правозащитниках.

Почему в России так мало Нобелевских лауреатов, что не так с российской наукой? Ответ на этот вопрос важен и для нас. Не только потому, что Россия – наш стратегический партнер и  наш идеологический ориентир, и потому, что мы входим в русскоязычное пространство, мы смотрим российское телевидение и кино, наши дети воспитаны и воспитываются на их социальных образцах и т.д. Но и потому, что наша наука, ее организация, способ воспроизводства и администрирования – это калька с российского аналога.

Приведу список топ — 10 стран по количеству Нобелевских лауреатов:

    Соединенные Штаты Америки – 270

    Великобритания – 117

    Германия – 103

    Франция – 57

     Швеция – 28

     Швейцария – 25:

     СССР — Россия – 23:

     Австрия — 20:

     Канада — 20:

     Нидерланды – 19:

Думаю, слова не нужны и список говорит сам за себя.

Если обобщить все экспертные оценки ситуации в российской науке, то складывается довольно пессимистичная картина. Российская наука сохраняет свои позиции лишь по некоторым результатам научной деятельности.

Так же, по мнению экспертов, в ближайшие десятилетия Россия, скорее всего, не сможет конкурировать с США, странами ЕС, Японией и Китаем по развитию инновационных технологий и массового, конкурентоспособного производства технологически сложных товаров и услуг. Впрочем, мы, о такой конкуренции даже и не мечтаем.

Кыргызская Академия наук существует с 1954 года и была создана на базе филиала Академии наук СССР. И, кажется, что там до сих пор застыло не просто советское  время, а время в принципе.

Не поленитесь, сходите на сайт Академии наук (http://naskr.kg/index.php/ru/fotoarkhiv). Планы, постановления, нормативные документы. И фотографии в духе социалистического прошлого – за трибуной, в кабинете и ни одной — из лабораторий, возле различных опытных установок. Нет демонстрации инноваций. Нет списка статей наших ученых, опубликованных во всемирно-признанных научных журналах. Пусть не в Nature или Science. Пусть в журналах среднего уровня.

Зато есть оплачиваемое из бюджета собрание аксакалов от науки, для большинства из которых основная работа — ходить по тоям, сидеть на почетном месте и получать уважительный устукан. Ах, да, еще заседать в диссертационных советах. И получать в качестве пожизненной ренты трехсот долларов за статус академика, 150 долларов-за член-корра.

Если смотреть объективно, то наша наука — ни что иное, как симулякр.

Власть смотрит на Академию наук, если смотрит вообще, как на что-то живущее само по себе. Как на тот самый чемодан без ручки. И бросить вроде как неудобно перед другими и нести ни к чему.

Очевидно, прямое предназначение науки — производство новых знаний. Мы их давно не производим. Представьте, что Академия наук Кыргызстана исчезла вместе со всеми научно-исследовательскими институтами, армией ученых, кандидатов и докторов наук. Как этот прискорбный факт отразится на мировой науке? Да никак. Уверяю Вас,  научный мир этой «потери» даже не заметит.

Так, может быть, вместо того, чтобы оплачивать из бюджета существование целой организованности было бы целесообразнее оформить подписку на мировые научные журналы и просто инсталлировать в нашу жизнь те открытия, публикации о которых появляются на их страницах?

Хотя и тут нас может поджидать проблема.

Известный российский ученый — биоинформатик Михаил Гельфанд в одном из своих выступлений верно подметил, что «трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 

Сере Чалканова — специально для Elgezit.kg

Редакция ответственности за содержание  публикации не несет и мнение автора может не разделять

Добавить комментарий