Осень. СДПК. Кризис (К проблеме партий Кыргызстана, или как лидер стал обузой для партии)

Общество 08 Ноя 2018 16:33
0 отзывов

Лидера самой большой партийной фракции в парламенте исключили из партии, но он остается лидером фракции. О чем говорит это событие и все нынешняя ситуация с СДПК? Партия, которая год назад казалась самой сильной, крепкой и всепоглотившей институцией в политике Кыргызстана, сегодня оказалась на грани банкротства и выглядит некой карикатурой к понятию партии. СДПК не является исключением из правил, и ее проблемы – типичные проблемы партийных организаций страны.  На данный момент, разница социал-демократов от других лишь в том, что два президента – прошлый и нынешний – являются их представителями, и они между собой не поладили. Простой факт, но судьбоносный для партии.

СДПК, как одна из самых старых партий страны, созданных на пороге независимости, являлась до недавнего времени редким примером, дающим надежду на то, что институт политических партий  в Кыргызстане возможен. Такой надежды не возникает на фоне многих десятков партий, которые создавались как грибы и с такой же легкостью исчезали, сливались друг с другом и разводились. Хоть и невозможно партийной системе обойти все эти процессы зарождения, когда система стопорится на одном месте третий десяток лет, она перестает быть системой и процесс перестает быть созидательным. А СДПК – наряду с Ата-Мекеном – отличалась: не распадалась, не сливалась с другими, и не угасала со временем. Потому, кризис в такой партии примечателен.

Сегодня партия разрывается и многие ее члены не знают как быть. Одна группа социал-демократов проводит партийные собрания, без согласования с кем-либо, и ставит вопрос о снятии лидера партии с должности.

Другая группа социал-демократов, относительно молодая и недолго побывавшая в политсовете партии, заключена под стражу за вменяемые им правонарушения. Третья группа сидит в парламенте от имени партии, и большинство этой группы сотрудничает с нынешним президентом. И четвертая группка социал-демократов, под руководством бывшего президента, заседает время от времени чтобы исключить того или иного члена партии, и чаще всего подает признаки жизнедеятельности через заявления ее пресс-секретаря.

Заявления ставшей одной из наиболее узнаваемых имен в новостях Кундуз Жолдубаевой, а также последние заявления самого Алмазбека Атамбаева и его верного помощника Фарида Ниязова, называют тех, кто не заодно с ними, предателями и прилипалами. Это вполне в стиле бывшего президента – обзывать людей обывательскими словечками – однако явление это далеко не исключительно социал-демократское: случайные, не совсем верные, легко меняющие свои ориентиры согласно конъюнктуре члены присутствуют во всех партиях страны. В депутатских группах партий, от Республики до Онугуу, Бир-Бола и других, и даже в маленькой и вроде сплоченной фракции Ата-Мекен – везде произошли и происходят процессы и случаи, обнаруживающие разрозненность и отсутствие партийного единства. Но с СДПК, процесс становится гораздо более болезненным.

Так вот, лицезрея проблемы СДПК, можно в этом примере увидеть ключевые проблемы партий Кыргызстана вообще.

Если персонифицировать проблемы СДПК, то можно смело утверждать, ею является не кто иной как ее лидер – Алмазбек Атамбаев.Он партию возможно и создал, но он ее наверное и погубит. Губить он партию начал еще при президентстве. Невзирая на то, что по Конституции, президент не может иметь партийную принадлежность, Атамбаев всегда ясно ассоциировался с СДПК, и то, что никто не подал на него в суд за нарушение соответствующей статьи главного закона, может объясняться лишь тем, насколько судебная ветвь оказалась безнадежно подконтрольной.

Губительное давление президента над партией, на внешний взгляд, началось с парламентских выборов 2015 года, когда в какой-то момент он полностью взял кампанию СДПК в свои руки, и под лозунгом «Поддержим Президента» вытащил партию в лидеры, приумножив количество мест в Жогорку Кенеше.

Далее последовало масштабное переформирование политического совета партии, в результате чего высшим руководством партии стали люди лично лояльные и близкие к Атамбаеву, нежели люди, заслужившие уважение и признание партийцев своей партийной службой. Весь этот период, Атамбаев также систематически и повсеместно расставлял представителей СДПК на руководящие должности, тем самым превращая былую мобилизирующую и политическую организацию в обычную властно-административную машину, какие имеются у всех соседей Кыргызстана.

Все это являлось частью большого плана, и самой губительной частью этого плана было то, что произошло в конце президентства Атамбаева – а именно, когда через разные механизмы партии, он задумал было сохранить власть и после президентства. Выбрав в преемники своего соратника по партии, Сооронбая Жээнбекова, и подтолкнув его к победе (степень вклада Атамбаева и его близких соратников в победу Жээнбекова ныне вопрос спорный), Атамбаев запланировал было задействовать разные механизмы контроля над «своим другом». .

И в этом состояло самое сокрушительное для партии. Яснее сказать, партия была использована ее лидером для контроля над представителем партии, ставшим президентом страны. Исход был в какой-то степени предсказуем: институт президента всегда был наиболее сильным, и партия – даже при внедренных в ядро власти Ниязове, Исакове и других, и даже приняв Атамбаева обратно в лидеры партии – была не ровней.

СДПК, чтобы состояться как классическая и жизнеспособная партия, должна была оставаться свободной от опеки президента. То, что президент был сопартийцем, создавало благоприятную возможность для партии стать крепче на ноги, укрепиться организационно, уплотнить свои членские ряды. Но все это должно было произойти без соучастия самого президента, и тем более, без его ведения партии за руки. Своим давлением и рьяным вмешательством, президент превратил партию в административный ресурс, в чиновничий клуб и сборище «прилипал».

Тут возникает другой вопрос – а был ли Атамбаев заинтересован в становлении и развитии СДПК как партийной организации вообще, или она для него всегда была лишь механизмом доступа к власти или механизмом защиты, если понадобится. Иначе говоря, можно ли предположить, что Атамбаев мог позволить партии проиграть какие-то выборы, самостоятельно строить стратегии и планы, и дать другим лидерам взять руководство партии на себя, если бы знал, что он сам станет обузой и неподъемным грузом для партии? Мог бы он решиться искать другие механизмы обеспечения своих политических и личных интересов, если бы знал, что СДПК в качестве такого механизма может сломаться?

В ответах на эти вопросы кроются уже другие, более известные и очевидные изъяны политических партий Кыргызстана: их инструментализация со стороны создателей-хозяев, преобладание персон в партии над партийными идеями и организацией, идейная и программная относительность или вовсе пустота под общими поверхностными лозунгами. Проблема «случайных прилипал» для таких партий, если трезво смотреть, является не проблемой, а самым естественным и закономерным явлением. Иначе быть не могло.

Ситуация с СДПК как то разрешится. Может новая партия появится, в которую перейдут те, кто не собирался быть личными защитниками Атамбаева или те, кто предпочитает быть на стороне власти, или смесь обоих. Как бы все ни разрешилось, выводы из нынешней ситуации очевидны: СДПК, прожив с двадцаток лет в качестве оппозиционной партии, стоит на пороге распада в результате того, что стала партией власти. Партийное строительство требует определенной отдачи от ее строителей, в том числе, отказа от использования партии ради своих личных интересов. Так как последнее условие крайне трудно удовлетворить, то возможно, лучшее условие для развития партии – участвовать во власти (желательно долго, не один-два созыва), но не быть главной или доминирующей партией власти. Но это уже другая тема.

 

Политолог Эмиль Жураев – специально для Elgezit.kg

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.