Кыргызско –китайские отношения и российский фактор: настоящее и перспективы (часть 2)

Политика 14 Сен 2018 15:07
0 отзывов

На краю долговой ямы

Китай — крупнейший торговый партнер Кыргызстана. По данным за предыдущий год, КНР занимает почти треть удельного веса во внешнеторговом обороте республики. Для сравнения, удельный вес по товарообороту Кыргызстана со всеми партнерами по Евразийскому экономическому союзу составляет чуть более трети.

Если сравнивать кыргызскую и китайскую статистику по импорту из КНР в Кыргызстан, то окажется, что Китай ежегодно поставляет в КР товаров не на $1-1,5 млрд, как официально принято считать в Кыргызстане, а примерно на $5 млрд.

То, что данные кыргызской таможни о поступлении товаров из Китая разнятся с данными таможенников Поднебесной примерно в четыре раза, было замечено давно. Кыргызские таможенники объясняли эту разницу в разных методологических подходах при подсчете товарооборота.

Не секрет, что значительная часть контрабандных китайских товаров предназначена для реэкспорта в страны ЕАЭС, то есть фактически Кыргызстан используется как окно для контрабанды в обход таможенных пошлин на евразийское пространство.

«Подобное положение дел создает проблемы не только для международных отношений Кыргызстана, но и для внутренней экономики. Формируется огромный сектор торговли, который не платит налогов, не делает социальных отчислений, но при этом коррумпирует органы государственной власти. Такое положение дел на фоне других видов теневого бизнеса, активности преступных групп и т. п. создает сильнейшие проблемы в развитии национальной экономики», — считает российский экономист Н. Мендкович.

Эксперт отмечает, что если Китай такое положение дел пока более или менее устраивает, так как в его бюджет идут стабильные отчисления, то вот Казахстан ситуация с китайским импортом в Кыргызстане очень сильно беспокоит.

Именно поэтому у Казахстана и Кыргызстана появились острые противоречия по трансграничной торговле, что в итоге привело даже к закрытию казахской границы. В свою очередь это дало повод тогда еще президенту КР А.Атамбаеву выступить с резкой критикой казахских властей, и даже в свойственной эму манере оскорбительно высказаться в адрес Н.Назарбаева. Отчасти эта риторика была связана и с предвыборной ситуацией в КР, и утверждением о вмешательстве казахского руководства в выборы Президента КР.

Астана изначально критически относилась к вступлению Бишкека в ЕАЭС. Поэтому в дальнейшем серый реэкспорт, масштабы которого демонстрируют статистические разночтения, может быть использован как повод для каких-либо санкций против Кыргызстана в рамках ЕАЭС или даже требований приостановить членство республики в интеграционном проекте. Такой комплекс проблем не может не вызывать тревогу. И это потребовало от кыргызских властей поиска путей к легализации трансграничной торговли и использования заработанных на ней капиталов для развития реального производства в Кыргызстане. В итоге Казахстан и Кыргызстан подписали «дорожную карту», призванную урегулировать данную проблему.

Ведь на самом деле получалось, что Кыргызстан ежегодно терял огромную часть доходов, связанных с неучтенным китайским импортом. При этом то, что из года в год в страну с общим объемом оптовой и розничной торговли в $6,5 млрд, товарооборотом в $5 млрд нелегально провозят товаров на $4 млрд, судя по всему, не очень волновало руководство страны.

По мнению экспертов, если власти Кыргызстана позволяют на протяжении многих лет таможне и другим ведомствам кормиться за счет китайского импорта, то, судя по всему, получают солидную часть от громадного куша. Поверить в то, что правительство не в курсе, что в бюджет страны не поступает налогов от ввезенных в Кыргызстан китайских товаров на $4 млрд,  невозможно.

Сможет ли казахско-кыргызская «дорожная карта» разрешить эту непростую проблему, и удовлетворятся ли страны ЕАЭС в целом уровнем ее решения – ответы на эти вопросы станут ясными уже скоро. Но в любом случае, предполагается, что поток китайских товаров в КР не уменьшится, могут лишь пострадать интересы тех, кто был замешан хоть каким-то образом в контрабанде.

Но поистине еще большей проблемной зоной для КР стали китайские кредиты.

В настоящее время в Кыргызстане разработан проект стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на 2018-2040 гг. «Таза Коом. ЖаңыДоор». В эту стратегию включено около90 национальных инвестиционные проектов, финансирование которых предусмотрено за счет привлечения иностранных инвестиций. И как правило, их источником выступает КНР. Общая стоимость проектов составляет — 12 015,7 млн. долларов США

За счет Китая планируется реализация  следующих крупных проектов в Кыргызстане:

-Строительство цементного завода в г.Кара-Куль Жалал-Абадской области мощностью 1300,0 тыс. тонн цемента/год    135,0млн.долларов

. Реализация проекта по переработке металлургических штейнов, промышленных кеков и шлаков открытого акционерного общества «Кадамжайский сурьмяный комбинат» 2,5 млн. долларов

-Продолжение строительства альтернативной дороги Север- Юг, Фаза I, км 183-195 (с.Кызыл- Жылдыз — с.Арал), км 291-433 (с.Казарман — г.Джалал-Абад) 399,9 млн долларов

— Продолжение строительства альтернативной дороги Север- Юг, Фаза II, км 195-291 (с.Арал- с.Казарман) 297,8  млн долларов

-. Строительство альтернативной дороги Север- Юг, обеспечение безопасности дорожного движения 56,5  млн долларов.

Естественно, что такая сумма кредитов для такой маленькой страны, как КР, весьма устрашающа.

В связи с этим встает вопрос о том, какова вообще ситуация с долгами в Кыргызстане, каковы перспективы экономики по их возврату, не обременительна ли ноша для страны, и каковы риски, если страна окажется не в состоянии выплатить по долгам.

 Итак, на сегодня   общая сумма освоенного и непогашенного внутреннего и внешнего государственного долга Кыргызской Республики составляет более 280 млрд 797,85 млн сомов, или $4 млрд 75,50 млн.

Из них:$3 млрд 764,35 (259 млрд 359,90 млн сомов) составляет государственный внешний долг, 311,15 млн (21 млрд 437,95 млн сомов) составляет государственный внутренний долг.

Лидером-кредитором является, безусловно, Китай. С 1992 по 2016 год КР взяла у соседа взаймы $2,11 млрд. Ни одного гранта Китай нашей стране не давал. Всемирный банк предоставил КР $1,011 млрд в виде кредитов и еще $467 млн в качестве грантов. На третьем месте стоит АБР — $969 млн кредитов и $494 млн грантов. МВФ выделил кредитов на $494 млн, а Россия давала Кыргызстану тоже денег, но только в виде грантов.

Самое большое количество кредитов, которые брал Кыргызстан за 24 года, уходит на сферу транспорта и дорог. (Именно министры транспорта традиционно являются одними из самых богатых чиновников).

На эту сферу использовано $2 млрд 88 млн в виде кредитов и еще $166 млн в качестве грантов.

Второе место — поддержка бюджета страны (расходы и баланс), на которые правительство потратило $1,395 млрд (кредиты), $725 млн (гранты).

Третье место за энергетикой, в которую за четверть века независимости влили $1,595 млрд в качестве займов, а $192 млн дали просто так.

Сроки погашения основных долгов — от 12 до 40 лет. На 2024-2029-е годы приходится пик выплат по обслуживанию текущего внешнего долга. Как говорят специалисты, сумма обслуживания долга возрастет с $306 млн в 2024 году и достигнет максимального пика в $338 млн в 2028-м. Это связано с погашением основных сумм по кредитам.

Зная, что КР не всегда может справиться с навалившимися долговыми обязательствами, некоторые кредиторы шли навстречу и сокращали долги либо пересматривали условия выплаты. Так, в 2013 году Экспортно-импортный банк Кореи сократил ежегодные платежи с 1,2 млрд корейских вон до 0,4 млрд, и продлил срок погашения до 2045 года с началом выплат с 2018 года.

В прошлом году Экспортно-импортный банк Китая сделал так, чтобы сумма кредита, равная 60,2 млн китайских юаней, подлежала погашению пятью равными полугодовыми платежами до 20 июня 2017 года. Китайцы также списали техническую задолженность в 10,1 млн китайских юаней.

Но КР везет — долги нашей стране еще и списывают. Рекордсменом по списанию долгов для Кыргызстана является Россия.  В 2013-м РФ решила списать большую задолженность в $188,9 млн. А в этом году Россия простила еще $300 млн. Данный заём будет списан в течение 10 лет (по $30 млн ежегодно). Четыре года назад Турция списала $49,2 млн. Германия также списала  13,5 млн евро. Разговор о списании еще 14,9 млн евро находится на стадии проработки.

Несмотря на все усилия по списанию долгов, ситуация в целом приближается к угрожающей стадии. По подсчетам Всемирного банка и МВФ объем всего государственного долга Кыргызстана плавно приближается к 70% ВВП, а ведь еще в середине 2014 года он был на уровне 43-44%. В связи с этим, глава миссии МВФ в Кыргызстане Эдвард Джемаейл призвал власти приступить к бюджетной консолидации для обеспечения более высоких темпов роста ВВП и снижения размера дефицита бюджета.

МВФ был вынужден разработать рекомендации правительству, что ему необходимо предпринимать, чтобы госдолг не превышал критической отметки в 60% от ВВП.

В целом они сводятся к тому, что Кыргызстану для поддержки устойчивости долга необходимо более осторожно подходить к принятию и гарантированию новых долговых обязательств, повысить эффективность государственных инвестиций для максимального воздействия на экономический рост и не допускать стремительного роста государственного долга

Аналитики международного исследовательского центра CenterforGlobalDevelopment обеспокоившись размером госдолга Кыргызстана, заявили, что КР стала более уязвимой перед финансовыми потрясениями.

Ученые изучили инвестиционную политику Китая, в рамках которой китайцы кредитуют своих партнеров. За счет займов строятся железные дороги, автомобильные магистрали, возводятся телекоммуникационные сети, появляются электростанции и другие объекты.

По мнению аналитиков, восемь стран вследствие участия в этих проектах стали финансово уязвимыми: Джибути, Кыргызстан, Лаос, Мальдивы, Монголия, Черногория, Пакистан и Таджикистан.

К примеру, Черногория на китайские кредиты строит автострады высшего класса, которые улучшат ее связь с соседями по Балканскому полуострову. В Таджикистане власти Поднебесной вложили финансы в реконструкцию крупных автомагистралей, строительство гидроэлектростанций и проведение газопроводов. В Монголии же руководство КНР предоставило займы для строительства гидроэлектростанций и крупной автомагистрали от аэропорта до столицы.

В Джибути долг Китаю почти достигнет уровня ВВП. В Кыргызстане же, как уже отмечалось, 24% внешних заимствований было направлено в сферу энергетики. Примерная такая же часть средств – 24-28% — использована для реализации инфраструктурных проектов, еще около 20% — в аграрный сектор. Кроме того, в больших объемах привлеченные средства направлялись на покрытие дефицита бюджета.К таким данным эксперты пришли после изучения публичных отчетов по отдельным проектам.

Вследствие этого, отмечают аналитики, повышаются уровень задолженности и зависимость от Китая. Они прогнозируют, что из-за инфраструктурных объектов долг Кыргызстана вырастет с 62 процентов ВВП до 71 процента (по данным Минфина КР, госдолг составляет 53,6 процента. — Прим. ред.), а доля Китая в общем объеме внешнего долга вырастет с трети до двух третей.

«Если долг в этих странах станет неустойчивым, то такая тенденция со временем поставит китайские власти в центр финансовых решений, вытеснив Международный валютный фонд или частных кредиторов», — подчеркивает один из авторов исследования Скотт Моррис.

В свою очередь, Китай проявляет недюжинный интерес к минерально-сырьевым ресурсам Кыргызстана. Это и понятно, самая динамично развивающаяся экономика нуждается в сырье для своей промышленности. По неофициальным данным, до 80% всех лицензий на разработку недр принадлежат китайским компаниям. Многие из этих компаний в реальности являются неподконтрольными. Эксперты отмечают, что такая ситуация возможна из-за сильного китайского лобби в среде кыргызских политиков.

Экономисты предрекают большую нагрузку на будущие поколения по выплате долгов — на конец 2017 года Кыргызстан задолжал Экспортно-Импортному Банку Китая $1,7 млрд. долларов США.                     Объем внешнего долга в пересчете на душу населения на сегодняшний день составляет 625 долларов.  Пик выплат по внешним долгам еще не наступил, скорее всего, он придется на 2024-2030 годы, заявил в парламенте министр финансов А.Касымалиев.

О том, что Кыргызстан может столкнуться с трудностями при погашении внешнего долга Китаю, говорят многие. Депутат парламента А.Жапаров заявил, что причина этого кроется в невыгодных для Бишкека и, наоборот, выгодных для Пекина условиях соглашений при займе средств. «Киргизия через пять лет должна выплатить Китаю долг в 320 миллионов долларов», – сказал он, добавив, что при составлении договора с Экспортно-импортным банком Китая интересы Киргизии не были защищены. По его мнению, сроки выплаты кредитов очень сжатые.

Дело в том, в договорах отмечено, что споры между Киргизией и Китаем будут рассматриваться в арбитражном суде Гонконга, а все аспекты дела будут истолкованы в соответствии с законами Китая. По данным минфина КР, сроки выплаты китайских кредитов составят от пяти до 25 лет.

Соседний Таджикистан уже начал возвращать долги Китаю. У Душанбе накопилось 1,2 млрд долларов. Это больше половины всего внешнего долга республики. Душанбе передал Пекину месторождение «Верхний Кумарг» в Согдийской области в счет погашения долга, который испльзовался для модернизации ТЭЦ «Душанбе-2». Разрабатывать рудник будет китайская компания ТВЕА. Ранее эта компания уже получила доступ к месторождению «Восточный Дуоба». Как сообщили в Главном управлении геологии при правительстве Таджикистана, китайская компания будет добывать золото на месторождениях до тех пор, пока не вернет средства, вложенные в строительство ТЭЦ «Душанбе-2», а потом будет подписан новый договор на новых условиях. Кстати, именно китайская компания ТВЕА является фигурантом из китайской стороны по вопросу реконструкции Бишкекской ТЭЦ.Политический скандал, связанный с аварией на Бишкекской ТЭЦ, где только в августе была завершена модернизация на китайские средства (386 млн. долларов), и коррупционный «шлейф», связанный с использованием этого кредита, обнажил все проблемы, имеющиеся в стране в части использования кредитных средств.

Правительство Кыргызстана установило для себя ограничение, по которому долг перед одним кредитором не должен превышать 50% общей суммы внешнего госдолга. К этой отметке близок только Китай, на которого приходится более 41% внешних заимствований.

Таким образом, объем внешних заимствований за последние 5 лет достиг двух третей объема общего внешнего госдолга страны.  (продолжение следует)

 

Кыргызско –китайские отношения и российский фактор: настоящее и перспективы (часть 1)

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Внимание: Ваш комментарий будет опубликован после модерации администратором сайта.